Теории юридического лица в гражданском праве

Рассмотренная в предыдущем разделе эволюция юридических лиц позволяет, на наш взгляд перейти к более глубокому рассмотрению их сущности.

Многие исследователи[1] датируют появление первых теорий сущности юридического лица серединой XIX века и связывают с именем Ф.К. Савиньи. Между тем, по-видимому “пальму первенства” всё-таки следует отдать Гейзе (Heise), обратившего внимание учёного мира на сущность особого коллективного субъекта права ещё в начале прошлого века. “После того, как Heise (GrundrisseinesSystemsdesgemeinenCivilrechts 1-е изд.1807 г) впервые подвёл под одну категорию разные виды юридического лица, которые он поставил рядом с физическими лицами, вся пытливость и обратилась к вопросу, что такое представляет собой эта новая категория лиц”[2] . Вместе с тем действительно первое широко известное научное исследование понятия юридического лица осуществил Ф.К. Савиньи. Суть его взглядов заключалась в следующем: поскольку, с одной стороны, свойствами субъекта права (волей, сознанием) может обладать (по его мнению) только человек (личность), а с другой стороны, на практике имущественные и некоторые иные права принадлежат не отдельному человеку, а союзу людей, корпорации, законодатель признаёт за этой корпорацией свойства личности, субъекта. Иначе говоря, эта корпорация олицетворяется, персонифицируется. Законодатель же, отдавая себе отчёт в том, что корпорация личностью быть не может, вынужден прибегать к фикции, то есть создаёт лицо вымышленное, искусственное, “принимает (фингирует) лицо, где его в действительности нет”[3] . Теория Ф.К. Савиньи, под названием “теория фикции” (“теория олицетворения”) приобрела широкую известность и нашла своих продолжателей среди учёных, исследующих сущность понятия юридического лица.

Интересна концепция, предложенная Р. Иерингом (1865 г). Исходя из того, что носителем права может быть только человек, он и его последователи (например Н.М. Коркунов в России) считали юридическое лицо не более чем способом существования правовых отношений лиц, входящих в его состав (дестинаторов права), особым техническим приёмом, при котором мы, вместо того, чтобы разграничивать тождественные интересы целого ряда личностей, рассматриваем однородные интересы как один интерес, а саму группу – как один субъект юридического отношения, юридическое лицо.

Юридическое лицо не способно, по мнению Р. Иеринга, чувствовать и наслаждаться, пользоваться правами – следовательно – не может быть субъектом права. Истинными субъектами права являются не юридические лица, а их отдельные участники (физические лица). “Права, которыми вооружены юридические лица, идут на пользу отдельным его членам; в этом цель и реальный смысл всего отношения, и поэтому отдельные члены суть истинные дестинаторы юридического лица. Но, по соображениям практической возможности осуществления иска, во вне не отдельные лица, а лишь их совокупность, возведённая на степень искусственного единства, может преследовать их общие интересы”[4] .

Развивая теорию Р. Иеринга, Швабе (Schwabe) (1901 г) считал субъектом прав тех, кому принадлежит пользование, т.е. членов корпорации; но вполне признавал значение социальной организации для внешних отношений[5] .

По мнению С.А. Зинченко и В.А. Лапача причина признания юридического лица фиктивными образованиями “связана с тем, что научная мысль остановилась перед необходимостью произвести восхождение от эмпирически конкретного к абстрактному. От того юридическое лицо наделялось свойствами человеческого лица (воля, сознание, телесность и т.д.) ”[6] . Интересна в этом отношении также точка зрения Н.Л. Дювернуа: “Связав раз понятие личности с реквизитом разумности и волеспособности субъекта, наши юристы, философы, теоретики закрыли себе путь к объяснению всего ряда явлений гражданской правоспособности, идущей за пределы правоспособности отдельного человека”[7] .

Е.Н. Трубецкой, анализируя теорию фикции[8] , указывал, что теория Савиньи покоится на ложном предположении, будто действительными субъектами прав могут быть только живые, физические люди, так как только они могут чувствовать, а следовательно, и наслаждаться. Вместе с тем на самом деле субъект права и субъект пользования могут не совпадать (например – душеприказчик как субъект права и лица, в пользу которых он обязан выполнять определённые действия – как субъекты пользования). Таким образом и за юридическим лицом нельзя отрицать значение действительного субъекта права только на том основании, что оно не может быть субъектом пользования. Кроме того, понятие субъекта права не всегда совпадает с понятием конкретного, живого индивида (например, когда речь идёт о пропавшем без вести), а юридические лица вполне реальны. В результате, Е.Н. Трубецкой делает вывод: “фикция есть вымысел, предположение чего-то несуществующего; между тем, приписывая права учреждениям и корпорациям, мы вовсе не вынуждены вымышлять что-либо несуществующее: соединения людей в общества, преследующие определённые цели, а равным образом и учреждения с определёнными функциями есть величины весьма реальные. Раз “субъект прав” — вообще не то же, что человек, то называть учреждения и корпорации юридическими лицами – вовсе не значит создавать фикции”[9] .

Продолжающиеся поиски “живого” субъекта “за спиной юридического лица” привели некоторых учёных в лоно “теории администратора”. “Если Иеринга к его конструкции, – как отмечал В.Б. Ельяшевич, — привело стремление заменить в понятии субъективного права общепринятый волевой момент моментом интереса, то, обратно, выдвигание на первый план момента власти должно было по тому пути, по которому шёл Иеринг, совершенно последовательно привести к признанию в качестве истинных субъектов прав в юридических лицах – администраторов”[10] . Некоторые зарубежные учёные (например, Серман (Serment), Гельдер (Holder)) придерживались похожих взглядов. Так по мнению Сермана (1877 г), право – всегда власть, а субъект прав – тот, чья воля является постоянно действующей и определяющей, следовательно, в юридическом лице – администратор (хотя его воля и ограничена интересами юридического лица[11] .

Некоторыми учёными предлагалось вообще обойтись без понятия лица, субъекта. С точки зрения немецкого юриста А. Бринца (Brinz), например, юридическое лицо – это длящееся состояние управления имуществом, отделённым от всех других имуществ. Предлагая заменить понятие юридического лица понятием целевого имущества (Zwechvermogen), Бринц исходил (как, впрочем, и Иеринг) из того, что субъектами права могут быть только живые, конкретные люди: “Согласно общепринятому словоупотреблению лицо означает не более и не менее как человек”[12] . Критикуя Савиньи, Бринц отмечал, что фикция предполагает, что в реальности лица не существует, но не существуя, лицо не может обладать никакими правами. Следовательно, говорить о юридических лицах, как о лицах вообще – неправильно. “Различать физические и юридические лица в юриспруденции то же самое, что в антропологии – делить людей на действительных людей и на садовые пугала”[13] . В праве же надо различать не два вида лиц, а два вида имущества. Имущества же надо различать не по их принадлежности кому-либо, а в зависимости от их предназначенности служить тем или иным целям[14] . Таким образом, имущество в соответствие с его теорией, становилось “безсубъектным”.

Интересно сравнить этот подход с теорией олицетворения имущества К. Белау, согласно которой именно имущество, служащее определённой цели для пользы людей, играет посредством действий представителей роль лица.

Ю.С. Гамбаров также рассматривал юридическое лицо с позиций имущественных отношений. Опираясь на идеи французского учёного Планиоля, считавшего, что под именем юридического лица надо понимать коллективные имущества, взятые врозь от других и состоящие в отличном от индивидуальной собственности обладании более или менее значительной группы людей, Ю.С. Гамбаров предлагал исключить теорию юридического лица из учения о субъекте права и перенести её в учение об общественном обладании[15] . Схожей точки зрения придерживались и некоторые другие учёные. Так, например, в 1896 г. Книп (Kniep) подчёркивал необходимость специального, именно унитарного режима, чтобы изъять коллективное имущество из-под действия индивидуальной воли членов. В частности он отмечал, что “субъектами прав в корпорации являются настоящие и будущие члены, они суть собственники. В то же время эту множественность можно представлять, как единство … единство это покоится на едином имущественном управлении: имущество, принадлежащее многим, управляется как единое”[16] .

Представляется интересным сравнить точку зрения Ю.С. Гамбарова со взглядами Суворова (1900 г), понимавшего под юридическим лицом (субъектом имущественных прав) общественную организацию, связное целое, составляющееся из наличных членов и органов этих общественных организаций, в их связи и единстве[17] .

Сторонники органической теории (теории социальных организмов) (О. Гирке, Г. Дернбург, Регельсбергер в Германии; Л. Мишу, Р. Салейль во Франции) рассматривали юридическое лицо (в соответствии с действующей тогда терминологией – “моральное лицо” (personnalitemorale)) в качестве реального субъекта реальных общественных отношений. В отличие от многих других учёных, они не соглашались с доводом, что субъектом права может быть только человек. По мнению основателя теории – О. Гирке (O. Gierke), юридическое лицо – это особый телесно-духовный социальный организм, союзная личность. Любая организация (государство, церковь, акционерная компания) преследует какой-либо свой особый интерес, имеет свою волю, отличную от воли каждого отдельного своего участника. Таким образом, юридическое лицо – не фикция, а особый организм, обладающий своей самостоятельной волей, желаниями и чувствами, корпоративной честью. Это не продукт правопорядка (как, например, с точки зрения Е.Н. Трубецкого), а реально существующий организм, на который государство влияет, но не призывает к жизни. Все коллективности, удовлетворяющие известным фактическим условиям, являются юридическими лицами. “Собирательные лица, — отмечал Регельсбергер, — не суть произведения природы, подобные людям, а представляют собой социальные образования. Мы не можем видеть их нашими телесными очами, мы не можем их осязать: из этого, однако, не следует, что они представляют собой пустые схемы, фикции. Многие из этих собирательных лиц самым осязательным образом доказывают нам своё реальное существование. Не один только телесный мир существует реально. Кто отождествляет телесное с действительно существующим, тот должен вовсе отрицать существование права”[18] . А так как для осуществления своих прав любое юридическое лицо нуждается в воле, именно человеческие индивиды (реально обладающие волей) через соответствующие органы выражают вовне волю коллективных лиц. Таким образом, юридическое лицо – это одно юридически целое, коллективность, организованная, мыслящая и желающая через свои органы[19] .

Это интересно:  Градостроительные нормы и правила для ижс

Своё развитие эти идеи получили в реалистической теории. Так по мнению Л. Мишу (L. Michoud) и Р. Салейля (R. Saleilles), необходимыми условиями превращения человеческого коллектива в самостоятельное лицо, отличное от суммы индивидов, его составляющих, являются:

наличие у коллектива постоянного интереса, отличного от индивидуальных интересов его членов;

соответствующая организация, способная выявлять коллективную волю, представлять и защищать общие интересы;

включение коллектива в юридическую среду[20] .

В период социализма в нашей стране особую актуальность приобрели исследования сущности государственных юридических лиц.

Уже в период НЭПа советские цивилисты обратились к изучению правосубъектности государственного треста, как юридического лица. Так, с точки зрения А.В. Венедиктова (1928 г), государственный трест имел двоякую природу. Внутри государственного механизма он был как бы субъектом не правовых, а организационно-технических отношений, лишённых товарного содержания. Но так как механизм товарного оборота требует, чтобы государство выступало в обороте не как один субъект, а в нескольких лицах, то при включении имущества, закреплённого за трестом, в товарный оборот, трест включался в гражданско-правовые отношения в качестве юридического лица[21] . Продолжая исследования правосубъектности социалистических государственных юридических лиц, В.А. Венедиктов выдвинул так называемую “теорию коллектива” (1948 г), согласно которой рассмотрение сущности государственного юридического лица только через призму имущественных отношений недостаточно. Важное значение А.В. Венедиктов придавал оперативному управлению этим имуществом, осуществляющимся не только руководителем, назначаемым государством, но и коллективом юридического лица, так как именно в действиях коллектива воплощается деятельность этой организации.

Таким образом, по мнению А.В. Венедиктова, за каждым государственным юридическим лицом стоят:

1) само социалистическое государство;

2) назначаемый государством руководитель;

3) коллектив работников.

На основании этого А.В. Венедиктов определял государственное юридическое лицо, как “коллектив трудящихся, осуществляющий предусмотренные законом, административным актом или уставом задачи, имеющий урегулированную в том же порядке организацию,

обладающий на том или ином праве и в той или иной мере обособленным имуществом и выступающий в гражданском обороте от своего имени – в качестве самостоятельного (особого) носителя гражданских прав и обязанностей”[22] .

В дальнейшем, в работах С.Н. Братуся, О.С. Иоффе, В.П. Грибанова и других идеи А.В. Венедиктова нашли своё отражение и развитие.

По мнению Е.Б. Хохлова и В.В. Бородина, данная теория, “не свободная от внутренних противоречий, тем не менее оказалась удобной в практическом применении, в частности она позволила обосновать и закрепить в законодательстве основы имущественной ответственности юридических лиц”[23] .

В процессе развития отечественной цивилистики появились новые взгляды на сущность государственного юридического лица.

“Теория государства” (С.И. Аскназий – 1947 г) предполагала рассмотрение сущности юридического лица через стоящее за ним государство, как всенародно организованный коллектив. Один и тот же субъект – государство – стоит за каждым государственным юридическим лицом, выполняя через каждое из них различные свои функции, организуя именно данный участок работы. По мнению Е.Б. Хохлова и В.В. Бородина, “в этой концепции фактически нашла отражение идея Иеринга, с тем лишь уточнением, что здесь дестинатором права выступает исключительно государство”[24] .

“Теория директора” (Ю.К. Толстой – 1955 г) заключалась в том, что за каждым государственным юридическим лицом стоят:

государство, как единый и единственный собственник предоставленного юридическому лицу имущества;

руководитель организации, уполномоченный управлять этим имуществом согласно планам, утверждённым государством.

“Теория социальной реальности” (Д.М. Генкин, И.Г. Александров и др.) возникла в середине 50-х годов. По мнению Д.М. Генкина, “Госорган – это не обособленное имущество, а юридическое лицо, являющееся социальной реальностью, наделяемое имуществом для достижения возложенных на юридическое лицо задач”[25] .

“Негативная концепция” (В.В. Лаптев – 1975 г) заключалась в том, что автор предлагал вообще отказаться от использования в хозяйственных отношениях института юридического лица, так как, по его мнению, “понятие хозяйственного органа является более широким, чем понятие юридического лица, поскольку оно охватывает не только предприятия и объединения, но и органы хозяйственного руководства. Если понятие юридического лица может быть использовано только в отношениях по горизонтали, то понятие хозяйственного органа характеризует социалистическую организацию как участника хозяйственных отношений и по горизонтали и по вертикали. Введение понятия хозоргана делает излишним в хозяйственных отношениях институт юридического лица, характеризующий правосубъектность социалистических организаций лишь частично”[26] .

Как отмечают Е.Б. Хохлов и В.В. Бородин, “…как это ни кажется парадоксальным, существующая и поныне множественность теорий юридического лица не оказывает отрицательного воздействия на практику его функционирования”[27] . Вместе с тем, как уже отмечалось, именно недопонимание сущности юридического лица приводит к появлению ошибочных конструкций.

В чём же всё-таки состоит сущность юридического лица?

Прежде, чем пытаться ответить на этот вопрос, рассмотрим само понятие “сущность”, как философскую категорию.

“Сущность выражает глубинные связи, внутреннюю основу вещей, явление — её обнаружение. Сущность раскрывает себя в явлениях. Познание идёт от явления к сущности…

Задача познания состоит в том, чтобы посредством теоретического анализа открыть внутреннюю структуру вещей, закон их движения, их сущность”[28] . Таким образом, путь к познанию сущности юридического лица может лежать как через анализ “внутренней структуры” самого понятия, так и через анализ внешних проявлений юридических лиц.

В этом отношении представляется весьма полезным исследовать функции института юридического лица.

По мнению ряда современных отечественных цивилистов, можно выделить следующие основные функции юридического лица:

1. Оформление коллективных интересов. Конструкция юридического лица позволяет определённым образом организовать, упорядочить внутренние отношения между участниками, преобразуя их волю в волю организации в целом, что даёт юридическому лицу возможность выступления в гражданском обороте от своего имени как единому целому.

2. Объединение капиталов. Юридические лица (в особенности – акционерные общества) являются удобной формой долговременной концентрации капиталов для достижения каких-либо целей.

3. Управление капиталом. Юридическое лицо является удобным инструментом гибкого использования капитала (принадлежащего множеству лиц или одному лицу) в различных сферах предпринимательской деятельности. Хорошо развитое законодательство о юридических лицах, биржах и ценных бумагах служит одним из средств управления капиталами в масштабе страны и является мощным фактором управления и саморегулирования экономики.

4. Ограничение предпринимательского риска. Конструкция юридического лица позволяет уменьшить размер возможного предпринимательского риска участников (обычно – в размере суммы внесённого вклада) [29] .

Как уже отмечалось, различные организационно-правовые формы юридических лиц имеют свои особенности, делающие их своего рода инструментами достижения тех или иных целей учредителей, удовлетворения их специфических потребностей. Именно особенности потребностей учредителей определяют обычно выбор ими той или иной организационно-правовой формы юридического лица.

Может измениться руководитель организации, состав учредителей юридического лица, его работников, сама же организация при этом сохраняется, как сохраняются и основные цели её деятельности.

Образование, признаваемое юридическим лицом, обычно носит коллективный характер, но это не обязательное условие (хотя первоначально именно необходимость юридического оформления коллективных интересов участников была главной причиной создания юридических лиц). Впоследствии удобная конструкция юридического лица стала использоваться и для решения других задач – в том числе и в целях придания какому-либо участнику оборота статуса самостоятельного субъекта правоотношений. Так, например, юридическими лицами стали признаваться “компании одного лица”.

Следует особо отметить, что юридическими лицами признаются не любые организации, а только те, которые признаются государством в установленном порядке в качестве самостоятельных субъектов правоотношений.

Какие конкретно организации могут признаваться государством в качестве юридического лица (и какими признаками они для этого должны обладать) зависит в т. ч. от уровня развития научных взглядов в рассматриваемый период.

Таким образом, представляется возможным сделать вывод о том, что юридическое лицо – это организация, создаваемая для удовлетворения тех или иных потребностей учредителей и признаваемая государством в качестве самостоятельного субъекта правоотношений.

[3] Ельяшевич В.Б. Указ. соч. — С. 1.

[5] См. Ельяшевич В.Б. Указ. соч. — С. 6.

[6] Зинченко С.А., Лапач В.А. Указ. соч. — С. 51.

[8] Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. – СПб.: Юридический институт, 1998. – С. 134.

[9] Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. – СПб.: Юридический институт, 1998. – С. 134.

[10] Ельяшевич В.Б. Указ. соч. — С. 9.

[12] Бринц А. Руководство по пандектам (Brinz. LehbuchderPandekten). 1873. — Т. 1. — С. 172 /Цит. по: Алексеев Н.Н. Основы философии права. – М., 1998. – С. 93.

[13] Цит по: Трубецкой Е.Н. Указ. соч. – С. 136.

[14] См. также: Барон Ю. Система римского гражданского права. (Перевод Л. Петражицкова) 3-е издание. Книга I. Общая часть. СПб, 1909. – С. 73.

[15] Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка // Государство и право. 1993. № 9.- С. 155.

Это интересно:  Потерял права как восстановить через госуслуги

[16] Ельяшевич В.Б. Указ. соч. — С. 7.

[18] Цит по: Трубецкой Е.Н. Указ. соч. – С. 138.

[19] Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Указ. соч. — С. 155.

[21] Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Указ. соч. — С. 157.

[22] Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. — М.-Л., 1948. — С. 657.

[23] Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Указ. соч. — С. 158.

[25] Цит. по: Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Советское государство и право. 1976. — № 1. — С. 49.

[27] Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Указ. соч. — С. 156.

[28] Энциклопедический словарь./ Под ред. Б.А. Введенского. М.: Большая советская энциклопедия», 1955. — С. 352.

[29] См.: Советское и иностранное гражданское право: (проблемы взаимодействия и развития) / Под ред. Мозолина В.П. — М., 1989. — С. 179 – 182.

Основные теории сущности юридического лица

1. Теория фикции. Юридическое лицо есть порождение правопорядка, т.е. некоторая юридическая фикция, искусственная конструкция, придуманная законодателем (Ф.-К.ф. Савиньи и Б. Виндшейд, Г.Ф. Шершеневич, Д.И. Мейер, и А.М. Гуляев). Юридические фикции не мнимыми понятиями, а научными приемами познания, а юридическое лицо — «искусственным субъектом» оборота, созданным для достижения определенной цели.

2. Теория «целевого имущества»(А.Ф. Бринц, М. Планиолем). Права и обязанности могут как принадлежать конкретному человеку (субъекту), так и служить лишь определенной цели (объекту). В этом втором случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с этой целью имущество (в том числе отвечающее за долги, сделанные для достижения соответствующей цели). По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя на самом деле в этом нет необходимости, а потому не нужно и само понятие юридического лица.

3. «Теория интереса»(Р.Ф. Иерингом, Ю.С. Гамбаров, Н.М. Коркунов). Права и обязанности юридического лица в действительности принадлежат тем реальным физическим лицам, которые фактически используют общее имущество и получают от него выгоды. Их общий интерес и олицетворяет юридическое лицо.

4. Органическая теория- теории, рассматривавшие юридическое лицо как особый социальный организм, «духовную реальность» или «человеческий союз» со своей собственной волей, не сводимой к совокупности воль составляющих его отдельных физических лиц (Г.ф. Беселер, О.ф. Гирке, Р. Саллейль, П. Мишу и др.).

5. Теория «естественного лица» (Н.Л .Дювернуа и И.А. Покровский)- достоинством этого подхода стала возможность объяснения наличия собственной воли и интересов юридического лица, а тем самым самостоятельности его выступления в качестве субъекта гражданского оборота, хотя приравнивание юридического лица к физическому тоже признавалось искусственным.

6. Теория «социальной реальности»(Д.М. Генкин). Юридическое лицо рассматривалось в качестве (а не фикции), наделенной определенным имуществом для достижения общественно полезных целей или для решения социально-экономических задач государства и общества.

7. Теория государства (С.И.Аскназия). За государственным юридическим лицом всегда стоит само государство, или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его имущества.

8. Теория коллектива (А.В.Венедиктова и С.Н.Братуся). Согласно этой теории юридическое лицо является реально существующим социальным образованием, имеющим «людской субстрат» (сущность) в виде коллектива его работников, за которым стоит всенародный коллектив трудящихся, организованный в государство.

9. Теория директора ( Ю.К.Толстого, В.П.Грибановым). Согласно этим взглядам, поскольку воля руководителя признается волей самого юридического лица и именно через него юридическое лицо приобретает права и обязанности, руководитель и представляет собой сущность юридического лица.

10. Теория социальных связей (О.А.Красавчиков)-это определенная систем социальных связей,

11. Теория правового средства (Б.И.Пугинский) — это некое правовое средство, с помощью которого конкретная организация допускается к участию в гражданском обороте

Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности (или на определенном ограниченном вещном праве) обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Основные теории сущности юридического лица

Совершенствование столь сложного и важного социального института, как юридическое лицо, едва ли возможно без его серьезных научных исследований. Они велись на протяжении всей истории существования юридических лиц, привели к созданию в XIX веке ряда фундаментальных теорий и активно продолжаются в современной цивилистике.

Основная научная проблема, вызывающая наибольшие дискуссии, — это вопрос о том, кто или что является носителем свойств юридической личности, т.е. субстратом юридического лица. В зависимости от ответа на вопрос о том, что стоит за понятием юридического лица, различные теории юридического лица можно разделить на две большие группы: концепции, отрицающие существование некоего реального субъекта со свойствами юридической личности, и концепции, признающие существование носителя таких свойств. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права; Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // СГиП. 1976. N 1; Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права. Сборник статей / Под ред. В.Н. Литовкина, В.А. Рахмиловича. М., 2000.

К первой группе теорий относится концепция Савиньи, ставшая одной из первых фундаментальных теорий юридического лица и получившая название «теории фикции». По взглядам Савиньи, свойствами субъекта права (сознанием, волей) в действительности обладает только человек. Однако законодатель в практических целях признает за юридическими лицами свойства человеческой личности, олицетворяет их. Таким образом, законодатель, прибегая к юридической фикции, создает вымышленного субъекта права, существующего лишь в качестве абстрактного понятия. Теория «персонифицированной цели», предложенная Бринцем, схожа с «теорией фикции» в том, что отрицает существование реального субъекта, обладающего свойствами юридического лица. Поскольку целью института юридического лица является лишь управление имуществом, то и юридическое лицо есть не что иное, как сама эта персонифицированная цель. Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1. стр. 171.

Вторая группа теорий юридического лица исходит из тезиса о реальности существования юридических лиц как действительных, а не вымышленных образований. При этом основоположник «органической теории» Гирке уподоблял юридическое лицо человеческой личности, понимая его как некую союзную личность, социальный организм, отличный от суммы участвующих в союзе людей. Саллейль, разработавший «реалистическую теорию» юридического лица, также заявлял о реальности существования юридических лиц как особых субъектов права, не сводимых к сумме индивидов, сумев избежать при этом некоторой биологизации юридических лиц, присущей взглядам Гирке.

Особняком в ряду теорий юридических лиц стоит концепция Иеринга, полагавшего, что юридическое лицо как таковое в действительности не существует. Это — не более чем юридический курьез. Поскольку право — это система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту отдельным группам людей, позволяя им выступать вовне как единое целое, что, однако, не означает создания нового субъекта права. Таким образом, Иеринг сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности стоящих за ним групп людей. Мозолин В.П., Петровичева Ю.В. Факторно-нормативная теория как основа организации и деятельности юридических лиц в российском праве // Юридический мир. 2001. N 9. стр. 17.

Зарубежные исследования сущности юридического лица в XX веке в целом не вышли за рамки рассмотренных выше концепций. Пожалуй, в современной западной цивилистике возобладало прагматическое мнение о том, что «. после стольких попыток разрешения вопроса о юридическом лице ничего не может быть легче новой попытки его разрешения, но вместе с тем ничего не может быть более бесплодного. «.

В рамках общепринятого понимания юридического лица как реально существующего явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике выделились три основные трактовки сущности государственного юридического лица. «Теория коллектива», предложенная академиком А. В. Венедиктовым, исходит из того, что носителями правосубъектности государственного юридического лица являются коллектив рабочих и служащих предприятия, а также всенародный коллектив, организованный в социалистическое государство. Сходные взгляды высказывали С. Н. Братусь, О. С. Иоффе и В. П. Грибанов.

«Теория государства», разработанная С. И. Аскназием, основывается на положении о том, что за каждым государственным предприятием стоит собственник его имущества — само государство. Следовательно, людской субстрат юридического лица нельзя сводить к трудовому коллективу данного предприятия. Государственное юридическое лицо — это само государство, действующее на определенном участке системы хозяйственных отношений.

«Теория директора», наиболее полно исследованная в работах Ю. К. Толстого, исходит из того, что главная цель наделения организации правами юридического лица — это обеспечение возможности ее участия в гражданском обороте. Именно директор уполномочен действовать от имени организации в сфере гражданского оборота, поэтому он и является основным носителем юридической личности государственного юридического лица. Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1. стр. 179.

Общей для всех этих концепций является идея о наличии людского субстрата (лица или коллектива) в государственном юридическом лице. Возможна, однако, и принципиально иная трактовка его сущности. Так, еще в 1920-е годы в СССР получила значительное распространение «теория персонифицированного (целевого) имущества». Ее сторонники считали главной функцией юридического лица объединение различных имуществ в единый комплекс и управление этим имущественным комплексом. Значит, обособленное имущество является реальной основой юридического лица, его законодатель и персонифицирует, наделяя владельца имущества правами юридического лица.

В пятидесятые и последующие годы известное распространение получила теория, сторонники которой, ограничиваясь констатацией того, что юридическое лицо — это социальная реальность, в сущности, отказываются от попыток выявить его людской субстрат. Эта теория известна в цивилистической науке как теория социальной реальности юридических лиц. Ее придерживались, в частности, Д. М. Генкин и Б. Б. Черепахин.

Это интересно:  Политические права и свободы граждан рф

Противники этой теории не без оснований указывали на то, что задача цивилистики состоит в том, чтобы выявить специфические признаки юридического лица как социальной реальности, поскольку не всякая социальная реальность есть юридическое лицо. А эту задачу теория социальной реальности перед собой как раз и не ставит.

Значительную известность получили и научные концепции таких авторов, как О. А. Красавчиков («теория социальных связей») Гражданское право: Учебник для вузов/Под ред. Т.Н. Илларионовой. М., 1998. стр. 169

Возможность создания юридического лица единственным учредителем, предусмотренная многими современными законодательствами, возвращает актуальность теории персонифицированного имущества, ибо людской субстрат в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц идентичны, только имущественная обособленность может служить целям их различения.

Таким образом, одновременное существование множества столь разных научных теорий юридического лица объясняется огромной сложностью этого правового явления. На разных этапах развития экономики на первый план выдвигались то одни, то другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на этом этапе. Соответственно, развитие научных взглядов в целом отражало и отражает эволюцию института юридического лица.

Теории юридического лица

Совершенствование столь сложного и важного социального института, как юридическое лицо, едва ли возможно без его серьезных научных исследований. Они велись на протяжении всей истории существования юридических лиц, привели к созданию в XIX в. ряда фундаментальных теорий и активно продолжаются в современной цивилистике.

По мнению доктора юридических наук, профессора А.П. Сергеева «Юридическое лицо — это организация, которая может иметь в собственности или на ином вещном праве обособленное имущество (т.е. если имущество приобретается, то оно автоматически становится обособленным), может отвечать по своим обязательствам этим имуществом (если это имущество имеется и если предъявлено соответствующее требование) и т.д.». Гражданское право. Учебник/Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.- «ПРОСПЕКТ»: М., 2005

Основная научная проблема, вызывающая наибольшие дискуссии, — это вопрос о том, кто или что является носителем свойств юридической личности. В зависимости от ответа на вопрос о том, что стоит за понятием юридического лица, различные теории юридического лица можно разделить на две большие группы:

фикционные концепции, отрицающие существование некоего реального субъекта со свойствами юридической личности;

реалистические концепции, признающие существование носителя таких свойств.

К первой группе теорий относятся работы Фридриха Карла фон Савиньи — основателя влиятельной «исторической школы» права. Его концепция стала одной из первых фундаментальных теорий юридического лица и получила название «теории фикции».

По взглядам Савиньи, свойствами субъекта права (сознанием, волей) в действительности обладает только человек. Однако законодатель в практических целях признает за юридическими лицами свойства человеческой личности, олицетворяет их. Таким образом, законодатель, прибегая к юридической фикции, создает вымышленного субъекта права, существующего лишь в качестве абстрактного понятия.

Теория «персонифицированной цели» (также именуемая теорией целевого имущества), предложенная Алоизом фон Бринцем, схожа с «теорией фикции» в том, что отрицает существование реального субъекта, обладающего свойствами юридического лица. Поскольку целью института юридического лица является лишь управление имуществом, то и юридическое лицо есть не что иное, как сама эта персонифицированная цель.

Вторая группа теорий юридического лица исходит из тезиса о реальности существования юридических лиц как действительных, а не вымышленных образований. Основной тезис, в котором проявилось принципиальное отличие «органической теории» от фикционных конструкций, сформулировал Карл Георг фон Безелер.

Ученик Безелера Отто Фридрих фон Гирке полагал, что юридическим лицам присущи все качества обычного, «нормального» субъекта права: самостоятельная воля, интересы, способность ставить и достигать необходимые цели. Юридическое лицо он уподоблял человеческому существу, понимая его как некую союзную личность, отличную от суммы участвующих в союзе людей.

«Органическая теория» нашла свое продолжение в работах французского цивилиста Р. Саллейля. Он сумел освободить ее от некоторой биологизации юридических лиц, присущей взглядам Безелера и Гирке. В результате «реалистическая теория» Саллейля стала наиболее полно и глубоко разработанной концепцией реалистического направления. Человеческое общество — не аморфная совокупность индивидов. Оно может существовать лишь благодаря взаимодействию различных коллективов, союзов людей, которые столь же реальны, как и составляющие их лица. Интересы этих союзов несводимы к интересам их участников, так же как возможности и потребности группы людей нетождественны возможностям и потребностям одного человека. Следовательно, закон не конструирует фиктивные юридические образования, а просто признает за реально существующими объединениями лиц качества самостоятельных субъектов права.

Отдельно в ряду концепций юридических лиц стоит «теория интереса» Рудольфа фон Иеринга — основателя социологической школы права. Иеринг полагал, что юридическое лицо как таковое, как естественно-природный субъект права в действительности не существует. Поскольку право — это система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту отдельным группам людей. Обычно Рудольфа фон Иеринга относят к представителям фикционных теорий юридического лица. Однако в его концепции прослеживается и понимание реальности существования юридического лица как особого феномена правовой действительности — «центра притяжения» прав физических лиц, использующих маску юридического лица в своих целях. Таким образом, Иеринг сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности стоящих за ним групп людей, осуществляющих его права и пользующихся выгодами такого положения.

В рамках общепринятого понимания юридического лица как реально существующего явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике выделились три основные трактовки сущности государственного юридического лица.

«Теория коллектива», предложенная академиком А. В. Бенедиктовым, исходит из того, что носителями правосубъектности государственного юридического лица являются коллектив рабочих и служащих предприятия, а также всенародный коллектив, организованный в социалистическое государство. Сходные взгляды высказывали С.Н. Братусь, О. С. Иоффе и В. П. Грибанов.

«Теория государства», разработанная СИ. Аскназием, основывается на положении о том, что за каждым государственным предприятием стоит собственник его имущества — само государство. Следовательно, людской субстрат юридического лица нельзя сводить к трудовому коллективу данного предприятия. Государственное юридическое лицо — это само государство, действующее на определенном участке системы хозяйственных отношений.

«Теория директора» наиболее полно исследованная в работах Ю. К. Толстого, исходит из того, что главная цель наделения организации правами юридического лица — это обеспечение возможности ее участия в гражданском обороте. Именно директор уполномочен действовать от имени организации в сфере гражданского оборота, поэтому он и является основным носителем юридической личности государственного юридического лица.

Общей для всех этих концепций является идея о наличии людского субстрата (лица или коллектива) в государственном юридическом лице. Возможна, однако, и принципиально иная трактовка его сущности. Так, еще в 20_е годы в СССР получила значительное распространение «теория персонифицированного (целевого) имущества». Ее сторонники считали главной функцией юридического лица объединение различных имуществ в единый комплекс и управление этим имущественным комплексом. Значит, обособленное имущество является реальной основой юридического лица, его законодатель и персонифицирует, наделяя владельца имущества правами юридического лица. Особую актуальность эта теория приобрела благодаря появившейся в современном законодательстве возможности создания юридического лица единственным учредителем. Ведь людской субстрат в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц могут быть идентичными, только имущественная обособленность позволяет их различить.

Сегодня одним из наиболее активных сторонников этой теории, является Е. А. Суханов. Он трактует юридическое лицо как определенным образом организованный имущественный комплекс, юридически являющийся самостоятельным участником оборота.

В 50-е и последующие годы известное распространение получила теория, сторонники которой, ограничиваясь констатацией того, что юридическое лицо — это социальная реальность, в сущности отказываются от попыток выявить его людской субстрат. Эта теория известна как теория социальной реальности юридических лиц. Ее придерживались, в частности, Д. М. Генкин и Б. Б. Черепахин. Противники этой теории не без оснований указывали на то, что задача цивилистики состоит в том, чтобы выявить специфические признаки юридического лица как социальной реальности, поскольку не всякая социальная реальность есть юридическое лицо. А эту задачу теория социальной реальности перед собой как раз и не ставит.

Значительную известность получили и научные концепции таких авторов, как О. А. Красавчиков («теория социальных связей»), А. А. Пушкин («теория организации»), Б. И. Пугинский.

Одновременное существование множества столь разных научных теорий юридического лица объясняется огромной сложностью этого правового явления. На разных этапах развития экономики на первый план выдвигались то одни, то другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на этом этапе.

Статья написана по материалам сайтов: helpiks.org, vuzlit.ru, studwood.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector