Судебный процесс по судебнику 1550 года

2.1 Виды суда.Виды суда по Судебнику 1550 г. были такими же, как и по Судебнику 1497 г. То есть : 1) суд государя, 2) суд боярский, 3) суд

[3] .,Р.Радуто,Научные сообщенияРоссийской академии наук, РАЗВИТИЕ СУДЕБНОГО ПРАВА В СУДЕБНИКЕ 1497 г

наместничий и 4) святительский. Первые три вида суда Судебник 1550г. так же, как и прежний, признает только разными инстанциями одного и того же суда; но в подробности развития этих судов вносится иного нового. Так, не приступая еще к изложению самих судов, он заранее назначает наказания самим судьям за неправильный суд и за посулы.

1) Суд наместничий или волостельскии. По царскому Судебнику на суде наместника или волостеля должны были присутствовать земские выборные: дворский или староста, целовальники — лучшие люди. То же мы видим и в Судебнике 1497 года; но царский Судебник развивает гораздо подробнее начало участия общества в суде наместников или волостелей. Он требует: 1)чтобы все судные дела у наместников записывались земским дьяком, а дворский или староста прикладывали руки к этим судным спискам; с этих списков наместничий дьяк должен списывать копию слово в слово, а наместник к ней должен прикладывать свою печать. 2) Записку судного дела, писанную земским дьяком и подписанную дворским или старостой и целовальниками наместник должен хранить у себя, а противень этой записки, писанный наместничьим дьяком и за печатью наместника, должен храниться у дворского или старосты и целовальников. 3) Ежели в одном городе или волости будут два наместника или волостеля, то они должны судить вместе и делить кормы и судные пошлины пополам, но не должны брать двойных кормов и пошлин, иначе с них взыскивалось втрое. 4) Недовольные судом наместника или волостеля имели право жаловаться государю, который вызывал их в свой суд и судил, как простых ответчиков.

2)Суд боярский. По царскому Судебнику боярский суд был предоставлен боярам и окольничим — членам Царской Думы, начальникам приказов, в ведомстве которых был тот или другой город, а так же некоторым наместникам дворецким и казначеям, которые заведовали Дворцовым и Казенным приказами. На боярском суде были также дьяки и подьячие Пошлины на боярском суде по Судебнику 1550 г. почти те же, какие и по прежнему, только прибавлено, что ежели кто возьмет лишние пошлины, на том доправить втрое.

3) Царский суд. Суд, принадлежавший самому государю или его сыну, или тому из приближенных государя, кого он назначал. В нем участвовали: дьяк, печатник и подьячий. Пошлины на царском суде оставлены прежние, только с небольшим изменением и прибавлением

4)Суд святительский. Относительно этого суда царский Судебник не вводит ничего нового, а оставляет его в прежнем положении и на прежних основаниях.

2.2 О судебных доказательствах. Судебные доказательства по Судебнику 1550г. – как и по Судебнику 1497 г., т. е. письменные документы, крестное целование, показания свидетелей и поле; только относительно свидетелей царский Судебник вводит новое узаконение, по которому если истец представит несколько свидетелей и одни из них сходно с ним, а другие против его речей, то первые имеют право требовать поединка с последними. Сторона, побежденная на этом поединке, признавалась виновной и должна была платить иск и все судебные пошлины.

2.3. О вызове в суд.По правилам Судебника 1550г. вызов в суд производился в том же порядке, как и по Судебнику 1497 г., т. е. через недельщиков и приставов, только старому порядку здесь дано больше определенности. По Судебнику 1497 года недельщики и пристава могли и не сами отвозить приставную к вызываемому, а послать с ней кого-нибудь из своих родственников или знакомых. Вследствие этого тогда было много злоупотреблений при вызове: лица, посылаемые неделыциками и приставами, как не ответственные перед правительством, обыкновенно брали посулы с вызываемых, вызывали не тех, кого нужно. В Судебнике для прекращения этого изложены некоторые правила, которые обеспечивали ответчиков от своеволия недельщиков и приставов. Исходя из вышесказанного, Судебник 1550г. узаконил следующий порядок вызова в суд:

1. Он запрещает недельщикам и приставам посылать за ответчиком своих родственников или знакомых и приказывает каждому недельщику образовать особую общину ездоков, которые бы обязывались ездить за него, когда он не может, и которые были бы записаны в особой книге у дьяка вслед за недельщиками. Поэтому каждый недельщик при наступлении его очередной недели должен был вместе со своими ездоками являться к дьяку, который, осмотрев их, записывал вместе с недельщиком в книгу.

2. Для удобнейшего наблюдения за порядком при вызове Судебник узаконил, чтобы каждый недельщик имел не более 7 ездоков, которые бы находились в круговой поруке, и в случае исков на одном отвечали бы за него все, так же как и недельщик; сверх того виновный сажался в тюрьму.

3. Организовав общину недельщиковых ездоков, царский Судебник узаконил, чтобы не было ездоков незаписанных или, как тогда говорили, « не состоявших в заговоре» с каким-нибудь неделыциком. По новому закону каждый из таких ездоков наказывался торговой казнью за то только, что он назвался ездоком

4. Недельщики или ездоки, приехав в город или волость, где жил вызываемый, должны представить свою приставную наместнику или волостелю и их тиунам; от наместника или волостеля давался им доводчик, через которого уже они и вызывали ответчика; при этом они брали с ответчика поручную запись в том, что он явится на суд в срок, и отвозили эту запись в тот суд, от которого были посланы. Если же ответчик не мог или не хотел дать по ручной записи о своей явке в суд, то в таком случае недельщик обязан был заковать его в цепи и держать под арестом до срока суда. Поэтому для ограждения ответчика от насилия недельщиков или ездоков царский Судебник требует, чтобы каждый недельщик арестовал ответчика не прежде, как объявив городским или волостным выборным людям, что такой-то вызывается в суд и что никто не ручается за своевременную явку его в Судебник 1550г. оставляет неприкосновенными все прежние порядки вызова в суд: он оставил в прежней силе и три срока для явки в суд, и семь дней для отсрочки до выдачи бессудной грамоты, и присылку поверенных вместо

5.Судебник1550г. узаконяет особые формы для вызова в суд наместников, волостелей и их тиунов и доводчиков. По этой форме они, во-первых, должны, так же как и все подсудимые, являться в суд сами или прислать своих поверенных в определенный срок; а если они не являлись в срок, то на них, как и на всех других ответчиков, выдавалась бессудная грамота. Во-вторых, приставная грамота на наместника, волостеля, тиуна и доводчика получалась недельщиком не от боярина или дьяка, а от Боярской Думы, и притом срок для явки в суд им назначался «когда они окончат службу.

2.4 O порядке судопроизводства. Царский Судебник обеспечивает, чтобы истцы не входили в суд с ложными жалобами, чтобы жалобы их основывались на действительных фактах. Он ( Судебник) узаконяет, во-первых, чтобы каждый истец предъявлял только тот иск, который не превышает суммы имущества, находящегося в его владении. Если истец предъявлял иск на сумму, не превышавшую тог капитал, с которого он оплатил подати, то

его иск признавался судом; но если истец предъявлял иск по сумме, превышавшей тот капитал, который он оплачивал податьми, то судьи тем самым без суда обвиняли его и брали с него пеню.

Во-вторых, истец и ответчик, допущенные к суду, могли требовать отсрочки суда или оба вместе, или один из них. В первом случае судебные срочные пошлины они платили пополам, а в последнем — тот, кто просил отсрочки. Сочные грамоты должен был держать у себя дьяк за своей печатью. Если

ответчик не являлся на суд в срок, прописанный в срочной, то по прошествии 7-8 дней после этого на него выдавалась истцу бессудная грамота, и сверх

того он обязан был заплатить весь иск, судебные пошлины и все то, что издержал в течение 7 дней после срока явившийся на суд его противник, за что полагалось по три деньги в день.

В-третьих, суд допускался только тогда, когда истец и ответчик или их поверенные были налицо, а иначе суда не было и на неявившегося выдавалась бессудная грамота. В-четвертых, при явке в суд истца и ответчика или их поверенных суд производился не иначе, как в присутствии старосты и целовальников, избираемых обществом для присутствования на наместничьем суде. Эти выборные должны были иметь при себе земского дьнка, который записывал весь порядок суда, все вопросы и ответы на суде, все грамоты , доказательства и составлял из всего этого судный список, который за подписью земских выборных и за земской печатью оставался у наместника, а копия с него, писанная наместничьим писцом, подписанная дьяком наместника и скрепленная печатью наместника, отдавалась на сохранение земским выборным. В-пятых, при докладе судного списка для окончательного решения дела или произнесения судебного приговора в суде опять должны были быть истец и ответчик или их поверенные, и если они оговаривали подложным судный список, то в таком случае выборные судные мужи, участвовавшие в составлении судного списка, должны были явиться в суд и принести с собой копию судного списка, хранившуюся у них для сличения ее с подлинником.

Это интересно:  Что можно в 18 лет по закону

В-шестых, когда боярский суд решал дело и произносил приговор, то тот приговор записывался дьяком, а истец и ответчик не должны были присутствовать при этом. Если же возникала надобность спросить что-либо у истца и ответчика, то их вызывали в суд, но после допроса удаляли опять. А когда приговор был записан дьяком, то его читали только в присутствии бояр.

2.5 О порядке суда по уголовным делам. По царскому Судебнику уголовный суд в своих основаниях одинаков с тем, какой был и по Судебнику 1497 г., только в царском Судебнике он развит подробнее. Особенно важным нововведением царского Судебника относительно уголовного суда нужно признать то, что он сделал разделение между разбойными, душегубными и татебными делами и назначил для двух первых особых судей, называвшихся губными старостами. Относительно суда над татямя царский Судебник предписывает, во-первых, что если тать будет приведен с поличным в первый раз, то его судить обыкновенным судом, т.е. гражданским, но в то время, когда наместник будет производить суд, сделать повальный обыск о тате, т. е. спросить о нем у того общества, к которому он принадлежит. Если общество на повальном обыске называло татя лихим человеком, то его подвергали пытке и если под пыткой он сознавался в преступлении, то его казнили, а если не сознавался, то сажали в тюрьму и держали в тюрьме до смерти. Если же при повальном обыске общество называло уличаемого в краже добрым человеком и показывало, что он не бывал уличаем в краже прежде, то его били кнутом на торгу и отдавали на поруки, а ежели порук по нем не было, то его сажали в тюрьму до тех пор, пока не находились поруки. Если же тать будет пойман с поличным в другой раз, то его прямо подвергать пытке, и если он под пыткой сознается во взводимом яа него преступлении, то его казнить смертью, а ежели не сознается, то о нем также производить повальный обыск. Если по повальному обыску вор оказывался добрым человеком, то его казнили торговой казнью или же сажали в тюрьму, если у него не было порук; если общество называло вора лихим человеком, то его казнили смертной казнью.

Что касается убийц своего господина, обвиненных в сдаче города неприятелю, крамольников, головных тать (т. е. тот, кто крадет свободу другого, продает другого в неволю обманом или насильно) и зажигальщиков, если по повальному обыску оказывались ведомыми лихими людьми, то их казнили смертной казнью, а из имущества их доправляли иск.

Суд и процесс по СУДЕБНИКУ 1550г.

Судебник 1550 г. вводил две формы судебного процесса. Обвинительно-состязательная форма применялась по делам о мелких преступлениях и гражданским делам. Для этой формы судебного процесса характерны следующие положения: в суде велся протокол заседания, вызовы в суд осуществлялись спе­циальными грамотами, существовало понятие исковой дав­ности, судебные решения оформлялись «правой» грамотой.

В качестве доказательств выступали: собственное призна­ние, присяга, свидетельские показания, письменные докумен­ты (грамоты, договоры и т. п.).

Развивается система обжалования судебных решений. Ре­шения местных судов можно было обжаловать в приказы, Бо­ярскую думу или великому князю.

За подачу иска в суд, получение судебного решения, ро­зыск ответчика и т. д. Судебником устанавливались высокие судебные пошлины, вследствие этого для низших слоев насе­ления обращение в суд было малодоступным делом.

Вторая форма судебного процесса — розыскная. Розыск применялся по государственным и другим тяжким преступлениям, по делам «лихих людей». Дело начиналось по иници­ативе государственного органа или должностного лица. Главными доказательствами были поимка с поличным, обыск и собственное признание, для получения которого могла при­меняться пытка. Судоговорение не велось, основными фор­мами розыскного процесса были допросы, очные ставки и пытки.

Впервые было введено положение о том, что. закон не имеет обратной силы.

РЕФОРМЫ ИВАНА 4 ГРОЗНОГО

Государственная централизация потребовала проведения ряда реформ в административной, финансовой и военной областях. Становление приказно-воеводской системы управ­ления означало централизацию всего управления и ликвида­цию остатков дворцово-вотчинной системы.

Важное место заняла финансовая реформа: уже в 30 гг. XVI в. вся денежная система была сосредоточена в руках государ­ства. По пути унификации финансовой системы шла государ­ственная податная политика (введение «посошной» системы обложения, т. е. установление единых критериев обложения земельного угодья, численности поголовья скота и т. п.). В конце XVI в. была произведена опись земельных угодий и определено число окладных единиц («сох»). Вводились пря­мые («кормленый откуп», «пятина» с движимого имущества, ямские, пищальные деньги) и косвенные (таможенный, соля­ной, кабацкий) налоги и сборы. Была установлена единая торговая пошлина — 5 % к цене товара.

Военная реформа связывалась с идеей обязательной дво­рянской службы. Служилые люди получали плату в форме поместных наделов. Дворянство составляло костяк воору­женных сил. В их состав входили «боевые холопы», которых приводили на службу те же дворяне, ополченцы из крестьян и посадских, казаки, стрельцы и другие профессиональные военные, служащие по найму. С начала XVII в. появляются регулярные подразделения «нового строя»: рейтары, пушка­ри, драгуны. На службу в русскую армию поступают иностран­цы.

Церковь в XV—XVII вв. являлась одним из крупнейших землевладельцев. В начале XVI в. была сделана попытка огра­ничить рост церковно-монастырского землевладения, в сере­дине века (Стоглавый собор 1551 г.) был поставлен вопрос о секуляризации церковных земель. Практические результаты не были значительными: была проведена только частичная конфискация монастырских земель в отдельных регионах и произведено ограничение наследственных (по завещанию) вкладов вотчин в монастыри. В 1580 г. монастырям запреща­ется покупать вотчины у служилых людей, принимать их в заклад и на «помин души». Наиболее ощутимым ограничени­ем стала закрепленная в Соборном Уложении ликвидация «белых» монастырских, патриарших, митрополичьих и архи­ерейских слобод в городах. Вместе с тем политическая роль церкви возрастала: в 1589 г. в России учреждается патриарше­ство и русская церковь получает полную самостоятельность. Особое положение церкви отразилось в статьях Соборного Уложения: впервые в светской кодификации предусматрива­лась ответственность за церковные преступления (они стояли на первом месте в кодексе). Принятие на себя государст­вом дел, ранее относящихся к церковной юрисдикции, озна­чало ограничение последней.

Решительным политическим актом самодержавной влас­ти стала «опричнина» (1565—1572 гг.). Иван IV предпринял попытку подавить оппозиционное боярство и утвердить центральную власть. Вся территория государства была разде­лена на «опричнину» и «земщину», такое деление было чрез­вычайным, подчиненным политическим целям и не опирав­шимся на традиционную территориально-административ­ную структуру. Были также сформированы особые вооружен­ные подразделения (опричники), составившие ударную силу и репрессивный механизм опричнины. В этих условиях сло­жилась особо жесткая уголовно-правовая и уголовно-процессуальная практика.

Развитие права Руси в XV-XVIIв.

В основуСудебник 1550 г. были доложены статьи Судебника 1497 г. 1о круг регулируемых в нем вопросов стал значительно шире. Появились специальные статьи о феодальном землевладении (вотчинах), о губном и земском управлении, подробнее регламентированы вопрос о розыске лихих» людей, судебный процесс. Впервые было введено положение о том, что закон не имеет обратной силы.

Стоглав (1551 г.) был результатом нормотворческой деятельности церковного собора с участием феодальной знати и касался главным об­разом церковных вопросов. Им частично ограничивалось церковно-монастырское землевладение.

Этот документ содержит положения о порядке организации и деятельности губных изб, .регламентирует правила ведения розыскного процесса и определяет меры наказания.

Об изменении характера вотчинного и поместного землевладения ярко свидетельствует Указная книга Поместного приказа, отражают развитие законодательства с 1626 по 1648 г. Кроме отдельных указе она содержит специальное Уложение о вотчинах и поместьях 1636 г.

Соборное уложение 1649 г. — кодекс, в немалой степени определивший правовую систему Российского государства на многие последующие десятилетия. Соборное уложение было первымпечатным кодексом России, разосланным во все приказы и на месте.

Образовательный портал — все для студента юриста.

Судебный процесс по судебникам 1497 и 1550 г

По судебнику 1497 г. Суд слит с администрацией.Судебная система была представлена: велик. князь; Боярская Дума; местные суды (наместники, кормленщики).

1) Судебник предусматривает вмешательство вышестоящих органов в деятельность нижестоящих органов с помощью института доклада, что свидетельствует о централизации судебной системы.

2) Устанавливается ограничение подсудности кормленщика. Два звена кормленщиков: кормленщики с правом Боярского Суда (сами рассматривали наиболее важные преступления) и кормленщики без права Боярского Суда (обязаны докладывать о всех наиболее важных преступлениях вышестоящему суду). За их деятельностью устанавливался контроль со стороны «лучших людей».

3) Сторонами в процессе являются все свободные люди.

4) Появляются судебные чиновники, доставляющие в суд (недельщики, ездоки, доводчики (в провинции)).

5) Новые виды судеб. доказательств:

— свидетели (Но нельзя свидетельствовать против семьи);

— поле (судебный поединок) только в частных исках;

— крестное целование (присяга в частных исках на небольшую сумму). В Москве — спец. церковь Николая Угодника.

6) Судебное решение выносилось по окончании суда. Способ решения: Ответственность устанавливалась на имущество, если им-ва не было, то ответственность переходила на лицо.

7) Появляется розыскной процесс. Истцом выступает гос-во. Розыск осуществлялся только гос. лицом. Появляется опрос добрых людей (Ст. 12-13). Показания добрых людей = доказательство. Добрые люди — свободные люди, дети боярские; крестьяне черных земель. Повальный обыск — допрос местного населения с целью выявить очевидцев преступления и провести процедуру «облихования»; собственное признание; пытка. Отсрочка смертной казни: беременные женщины (6 недель после рождения ребенка). Сбор доказательств осуществлялся гос-вом.

Это интересно:  Минимальный вес для армии

В судебнике 1550 г. более широкое применение пытки для получения собственного признания, применение без оговора; усиливается инквизиционный характер.

Суд и процесс в Русском государстве по Судебникам 1497 и 1550 гг

Судебник Ивана III был итогом серьезной работы юристов XV в. и составлен как практическое руководство для судей. Среди авторов Судебника фигурируют боярин Иван Патрикеев и дьяк Владимир Гусев. В основном, изменения коснулись процессуального и уголовного права. Многие статьи Судебника говорят о суде и процессуальном праве (ст. 1-3, 6-7, 19, 27, 37-38, 48, 67). Если «Суд Ярослава Владимировича. Русский закон» говорит о суде в общем, то Судебник основывается на более совершенном нов городском законодательстве, которое уже разделяет компетенцию судебной власти архиепископа, посадника и князя, знает судебные инстанции и структурируется на управы. Других равнозначны) по уровню развития источников, вошедших в Судебник 1497 г.

мы не знаем, следовательно, можно полагать, что структура суда при Иване III перешла из Новгородской судной грамоты, в частности, Судебник указывает два вида суда: высший и низший.

Высший суд состоял из трех инстанций.

1. Суд высшей инстанции возглавлялся председателем Боярской думы в присутствии бояр и высших судей — окольничих и дьяков (ст. 1). Решения этого суда были окончательными и обжалованию не подлежали.

2. Боярский суд, который должен был докладывать дело великому князю. За князем в этом суде было окончательное решение.

3. Суд по особым делам под председательством боярина. Решения этого суда могли обжаловаться в судах высших (здесь — первой и второй) инстанций.

Низший суд в регионах (уездах и волостях), разделенных на губы — судебные округа, проводился под председательством наместников и волостелей судьями (тиунами). Этот суд был состязательным, в нем принимали участие представители местных общин. (В общем, процесс здесь походил на аналогичный в Белозерской грамоте 1488 г. — ст. 37, 38 Судебника.) Решение этого суда было предварительным, — его можно было обжаловать в суде высшей инстанции (ст. 43).

Правом суда над крестьянами обладали в своих вотчинах княжата и бояре, в монастырских землях продолжал действовать церковный суд, однако преступления против церкви и тяжкие преступления входили теперь в юрисдикцию княжеского суда высшей инстанции (ст. 9,59). (Как видно из предыдущего раздела, государство пытается ограничить права церкви.)

В сравнении с Русской Правдой значительно изменилась и форма судопроизводства. Например, в Русской Правде Пространной редакции (ст. 32, 34-39) говорится только о состязательном суде, причем по инициативе истца, а свод и розыск законодатель по форме не различает. Псковская судная грамота вводит понятие «преступление против государства, суда и их органов», а Новгородская судная грамота уже считает эти тяжкие преступления компетенцией суда высшей инстанции — святительского суда. Судебник Ивана III перенимает этот опыт в законодательстве, развивает его положения и уже рассматривает две формы суда.

Первая форма — состязательный процесс, так называемый суд. В отличие от указанной редакции Русской Правды, аналогично с новгородским, псковским законодательством и грамотами московских князей, дело начиналось с устной или письменной жалобы (челобитной) истца в суд. Затем принимались меры по доставлению ответчика в суд — это возлагалось на поручителей. Неявка в суд ответчика без уважительной причины влекла выдачу истцу бессудной грамоты и объявление ответчика виновным. Правило «третьего свода» и другие устаревшие формы здесь отменялись, так как законодательство уделяет больше внимания качеству самого судебного процесса и избеганию в нем возможных ошибок, — это подтверждается практически во всех статьях, где говорится о судопроизводстве.

Вторая форма суда — инквизиционная — розыск. Русская Правда знает здесь только «гонение следа». Судебник 1497 г. понимает под преступлением не «беду» или «обиду» против личности и частной собственности. В законодательстве Х1У-ХУ вв. появляется и закрепляется преступление как «лихое дело» против государства. Следовательно, теперь государство и без воли истца может начать дело — «розыск». При этом государство понесет судебные издержки, которые затем возложит на виновную сторону (ст. 3, 6). Статья 8 Судебника прямо говорит о преступлениях против церкви, государства, устоев общества.

Судебник уделяет больше внимания объективности свидетельских показаний, перенимая у псковского и новгородского законодательства применение письменных доказательств. Законодательство неоднократно упоминает правые, отпускные грамоты, докладные списки, договорные обязательства и указы. Статья 14 ограничивает обвиняемого в свидетельских показаниях, считая их субъективными, исключая т.о. возможность судебной ошибки из права «третьего свода». Но оговоренный вором все же допрашивался и передавался на поруки до окончания расследования. Статья 47 допускает судебное разбирательство даже при отсутствии свидетелей — здесь объективность решения должна быть достигнута квалификацией суда. В качестве доказательств принимались присяги (клятвы и крестоцелования), а также пережиток обычного права — судебный поединок — «поле» (ст. 4-7, 48-49, 52). Вместе с тем из законодательства видно, что государство пыталось ограничить применение судебного поединка. Во-первых, поединок ограничивался экономическими санкциями и был довольно дорогим удовольствием. Сравним, например, ст. 3-6. Без судебного поединка проигравшему необходимо было заплатить 2 алтына и 8 денег. То же самое, если стороны согласились на поединок, но дело решилось миром до организации поединка. По ст. З мир на поле до поединка стоил несколько дороже. А вот проигравшая сторона платила после поединка пошлину в размере суммы иска, ответственность распространялась и на личность проигравшего поединок.

Во-вторых, поединок сужал круг лиц, имевших право участвовать в нем (ст. 49). Поединок в то время был уже анахронизмом, почти не применялся, он вскоре прекратил свое существование, и одно из последних упоминаний о нем, уже в ироничной форме, принадлежит С. Гербенштейну, послу Германии при дворе Василия III.

В-третьих, законодательство смягчало наказание для лиц, отказавшихся от поединка, признавших себя виновными (ст. 48). Здесь законодательство солидарно с церковными установками, считавшими поединок грехом. Поэтому уже в XVI в. «поле» как доказательство в процессе исчезает.

Судебник 1497 г. вводит обязательную письменную регистрацию судебных решений, перенимая опыт новгородского и псковского законодательства. Статьи Судебника неоднократно говорят о выдаче письменного вердикта суда — бессудной грамоты, которая выдавалась на 8-й день после вынесения решения суда.

В общем, судебный процесс XV в. в сравнении с Русской Правдой претерпел значительные изменения, но относительно прогрессивного законодательства республик и княжеских грамот XIV- XV вв. можно говорить об эволюционном развитии отечественного права.

Итак, Судебник 1497 г. являлся значительным достижением в законодательстве. Он унифицировал систему права, закрепил в нем новые общественные порядки, переработав почти все предыдущее законодательство. На основе Судебника Ивана III строилось последующее отечественное законодательство.

Судебник 1550 г. В отличие о предыдущего Судебника, закон 1550 г. отменял суд великого князя. Статья 1 заменяла его судом бояр и окольничих. Преамбула Судебника говорит о суде высшей инстанции под председательством боярина в присутствии окольничих, дворецких, казначеев и приказчиков.

Суды низшей инстанции заседали в уездных городах под председательством наместников, а в волостях — волостелей. В суд нижней инстанции входили тиуны и судьи.

В Судебнике 1550 г. сохранялись две формы суда (состязательный и инквизиционный). Статья 20 Судебника усложняет состязательный процесс, так как для его возбуждения необходима письменная жалоба — «жалобщица». С этой «жалобщицы» истец оплачивал пошлину в размере 11 денег с рубля (ст. 8). Кроме жалобы, известны также челобитные и приставные грамоты. В состязательном суде присутствовали две тяжущиеся стороны, а также свидетели и поручители. Статья 17 говорит, что «наймит» в суде XVI в. — поручитель или нанятый представитель истца или ответчика. Требования к наймиту были высокими. В частности, наймит при отказе осуществлять свои функции лишался права службы (ст. 85). Наймит больше не был связан с судебным поединком, и термин «поле» в Судебнике 1550 г. отсутствует.

Решения суда фиксировались письменно, победившей в тяжбе стороне выдавалась бессудная грамота.

Инквизиционный суд предусматривался по уголовным делам. Судебное разбирательство могло начинаться по инициативе государства (ст. 61). Расследование начиналось не только в случае «лихого дела», но и при обвинении в тяжких имущественных преступлениях, например в воровстве (ст. 58). В таких случаях обвиняемый получал погонную грамоту. Если следствие не обладало достаточной доказательной базой, приглашались от 10 до 20 свидетелей из числа «добрых людей», т. е. лично свободных и не привлеченных прежде к какой-либо ответственности перед судом (что-то вроде присяжных заседателей). Свидетели (или присяжные) присутствовали при «облиховании» (обличении) подследственного, который доказывал суду свою невиновность (ст. 52). (При этом подследственный был лишен возможности видеть своих обвинителей и вступать с ними в полемику.) Розыск («довод») по этому процессу проводился в соответствии со ст. 59 в делах, относящихся к разбою, «государственных убийствах», клевете, подделке, т.е. в «лихих делах». В «лихих делах» порука не допускалась и обвиняемый содержался в тюрьме. Тюремное заключение как мера пресечения введена этим законодательством и подразделялось на бессрочное и на определенный срок до получения поручительства (ст. 55).

В общем, система наказаний строилась исходя из устрашения в назидание остальным преступникам. Процессуально допускалось не только заключение под стражу, но и торговая казнь (телесные наказания) и ограничение в передвижении (на период расследования).

Это интересно:  Какие изменения произошли в национальной политике

В качестве фактических доказательств при расследовании могли присутствовать не только устные, но и письменные. Из письменных доказательств известны «жалобщицы», докладные, полетные грамоты, бессудные грамоты, духовные грамоты и иные письменно зафиксированные свидетельства. Фигурировали также иные факты, добытые в результате «повального обыска».

Большое значение законодательство придавало объективности судебных решений. В Судебнике поэтому вводятся жестокие наказания за взяточничество и злоупотребления суда (ст. 1-3).

В 1556 г. Боярская дума внесла дополнения в процессуальные статьи Судебника — был принят «Приговор о губных людях». Приговор определял перечень лиц, подлежащих опросу. При этом опрашиваемыми на суде могли быть только «добрые люди», т. е. относящиеся к феодальному сословию, посадскому и чернотягловому населению, не привлекавшиеся прежде к уголовной ответственности. Число опрошенных, в отличие от ст. 58 Судебника, увеличивалось до 100 человек. Приговор регламентировал новое процессуальное действие — «пытку». Пытку могли применить не только по уголовным, но и по гражданским делам, относящимся к земельным спорам. В «лихом деле» пытка применялась без правопривилегий. Важным дополнением к ст. 57 Судебника было процессуальное действие по отношению к обвиняемому: обвиняемый не мог присутствовать при опросе «добрых людей».

В общем, процессуальное право развивалось не в защиту обвиняемого, а против него. Оговоры, повальные обыски, опросы, пытки, запутанность формулировок обвинения при следствии, предвзятость суда, над которым довлели субъективные факторы, способствовали не только судебным ошибкам, но и беззаконию.

Итогом развития права по великокняжескому и царскому Судебникам было учреждение единообразной для всей страны судебной системы, не отделенной от государственной администрации.

2. История суда и процесса в России XVII в. по Соборному уло­жению 1649 г. Формирование церковного суда.

Суд и процесс. Судебная система по Соборному уложению 1649 г. продолжала тенденции формирования сословного суда централизованной России как крупного государства с единой системой власти и управления, неотделимости суда от администрации. Сложились и судебные инстанции. Судебная система России того времени характеризуется наличием трех инстанций.

Суд Боярской думы являлся высшей инстанцией. Такой суд рассматривал лишь самые важные из тех дел, что прежде решались в суде нижестоящей инстанции. Второй инстанцией были суды в приказах. Многие приказы рассматривали судебные дела согласно своей территориальной или ведомственной, профессиональной компетенции. Но среди них выделились и приказы, ведавшие собственно судебными делами. К таким приказам относились Судный Московский, Судный Владимирский, Челобитный, Сыскной, Разбойный, Приказ, что на «сильных» бьют челом, и др. Первой инстанцией были местные суды в различных русских землях, т.е. на низовом уровне судебную власть осуществляли выборные губные органы. Органы местного самоуправления в ХУ1-ХУП вв. составляли земства. Посадские, слободские жители и черные крестьяне выбирали из своей общины земских старост и земских судей, которые имели право исполнительной и судебной власти в земствах. Содержание земских органов власти было возложено на местное население, объединенное в общины.

Соборное уложение показывает две тенденции суда XVII в. — состязательный и розыскной суд. Суд по объему подсудности в источнике доминирует, однако увеличивается пропорция сферы розыска. В конце XVII в. розыск (инквизиционный суд) окончательно признан единственной формой. Указ 1697 г. «Об отмене в судных делах очной ставки, о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах» внес существенные коррективы в конкретику Уложения. Состязательный суд отменялся в гражданских и уголовных делах «о бесчестии, обидах и разорении». Лжесвидетельство в этих делах по Указу 1697 г. наказывалось уже смертной казнью. Наиболее характерен инквизиционный суд в так называемом «слове и деле государевом», вводившем настоящий произвол при подозрении в преступлениях против царя и государства.

В гражданских делах продолжала использоваться челобитная (подавал в суд истец), при ее наличии выдавались зазывные (в суд) грамоты. Однако применялся и принудительный привод (даже по некоторым гражданским делам). В любом случае неявка в суд означала проигрыш дела.

При розыскной форме наиболее характерны такие черты, как признание обвиняемого (даже под пыткой) и социальная направленность розыска.

Названные признаки более характерны для инквизиционного суда. Однако окончательно система формальных доказательств с розыскной формой суда сформировались в России в эпоху абсолютизма.

Церковный суд появился еще в Киевской Руси. Развитие церковно-гражданского права и соответственно церковного суда прослеживается до 1917 г., однако своего кульминационного развития институт судебной власти церкви в России достигает в XVII в. После церковного раскола, а затем после петровских преобразований и церковной секуляризации при Екатерине II власть церкви была значительно ограничена и в компетенции ее суда остались в основном сугубо церковные вопросы, брачно-семейные дела и отчасти решение вопросов, связанных с социальной защитой (например, опека и попечительство), образование, иногда цензура.

Но самым крупным, после царя, феодалом в ХУ1-ХУП столетиях являлась церковь, и данный факт не мог не отразиться на ее своеобразной судебной власти. До 1589 г. она возглавлялась митрополитами, затем патриархами (до 1700 г.), а после 1721 г. и до 1917 г. Синодом. Структурно духовенство делилось на черное и белое, территориально-административно — на епархии во главе с митрополитами и архиепископами (епископами). Церковь имела собственную властную структуру: Патриарший дворцовый приказ, Патриарший казенный приказ, Патриарший разрядный (судный) приказ, епархиальные (территориальные) органы власти. В церкви, как и в государстве, суд и администрация были нераздельны, поэтому органы судебной церковной власти были те же, что и органы церковной власти как над духовенством, так и над светскими людьми, проживавшими на церковных землях.

В общем, сложилась система, состоявшая из трех инстанций и двух судебных палат.

Высшей судебной властью обладал патриарх, опиравшийся на своих служилых людей светского состояния (бояре, дворяне и др. из свободных сословий) и на духовенство. Они составляли штат органов, обладавших судебными полномочиями: Патриарший двор (разряд, приказ), Тиунская изба, Приказ церковных дел. В качестве судов первой инстанции учреждались епархиальные суды (территориальные в монастырях) при епископах. Под руководством архиереев существовали два вида учреждений (своего рода палаты): одни — для духовенства, другие — для светских лиц. Так что структура суда соответствовала не только государственной иерархии, но и сословному состоянию общества. В их компетенции были наиболее важные дела, относившиеся к уголовному и церковно-гражданскому праву. На местах в качестве местных судов по частям епархии действовали десятинные суды под руководством десятинников и судебных старцев. Десятинники были из миряи, т.е. из светских лиц, а судебные старцы — из монахов. Кроме того, по аналогии со светскими судами имелись суды голов казачьих, стрелецких и др. Компетенция местных судов ограничивалась незначительными исками, уголовными делами и проступками, характер которых признавался как незначительный.

Источником права для духовного сословия был номоканон, известный в ХУ1-ХУП вв. под названием «Греческие законы» или «Юстиниановы книги», с 1551 по 1649 г. — Стоглав и дополнения к нему, особенно Собора 1667 г.

В 1649 г. церковная юрисдикция перешла к государству. XVI- XVII вв. ознаменовались борьбой церкви и государства. Монархи пытались ограничить церковное землевладение и власть церкви. В 1581 г. Ивану Грозному удалось ограничить церковное землевладение, а Алексей Михайлович в 1667 г. ослабил политическую власть церкви, усилившуюся во время патриаршества Никона. Таким образом, в интересующий нас период в реализации судебной власти церкви происходят существенные трансформации.

Главным источником церковного права этого времени являлся Стоглав, принятый на Стоглавом соборе 1551 г. В общем, развитие права ХУ1-ХУП вв. было закреплено в решениях земских соборов. Собор 1551 г. и Собор 1667 г. имели важное значение в развитии церковного права. Важнейшие 100 решений принял один из таких соборов, получивший название «Стоглавый собор» (1551 г.).

В настоящее время известно более 100 списков Стоглава. Наличие в тексте именно 100 глав объясняется стремлением законодателя избежать каких-либо сокращений или исправлений в каноническом тексте. Тем не менее содержание списков отличается, особенно с учетом старообрядческих и официальных редакций XVII в. Кроме того, в Стоглаве (по текстам XVII в.) выделяются списки Краткой и Пространной редакций.

Как видно из судьбы Стоглава, он не был утерян или забыт во времени. Однако низкий уровень изученности документа, написанного церковнославянским, малодоступным языком, не снижает значимости Стоглава в истории канонического права.

По содержанию Стоглав затрагивает церковно-гражданское (семейное) право как мирян, так и церковных людей, часть глав относится к процессуальному праву, определяет компетенцию церковного суда, содержатся в нем и нормы, не относящиеся к праву (мораль, этика), а также житейские советы, из юрисдикции царского суда выведено население церковных слободок.

В общих чертах суд России, как светский по Соборному уложению 1649 г., так и церковный по Стоглаву 1551 г. и Собору 1667 г., сложился как сословный, вполне соответствующий феодальному обществу и государству.

Статья написана по материалам сайтов: zdamsam.ru, allstatepravo.ru, megaobuchalka.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector