Чем отличается необходимая оборона от крайней необходимости

Необходимая оборона и крайняя необходимость

Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) и крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ) относятся к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, а, следовательно, действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости не влекут уголовной ответственности и наказания. Тем не менее, существует достаточно тонкая грань между необходимой обороной и действиями, рассматриваемыми как превышение ее пределов, между крайней необходимостью и превышением пределов крайней необходимости. Кратко рассмотрим основные моменты: что такое необходимая оборона, каковы ее пределы, что такое крайняя необходимость и ее отличие от необходимой обороны.

В соответствии с ч.1 ст. 37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Для оценки того, являются ли определенные действия необходимой обороной или нет, как правило необходимо установить наличие определенных обстоятельств, которые можно объединить в две группы: обстоятельства, относящиеся к посягательству и обстоятельства, относящиеся к защите.

Посягательство должно быть наличным, т.е. иметь место в действительности. Кроме того, посягательство должно быть общественно опасным. Например, некий человек, угрожая ножом, требует от вас отдать деньги. Состояние необходимой обороны начинается с момента начала посягательства и заканчивается в момент его окончания, т.е. когда посягающее лицо явно отказалось от своих намерений, обратилось в бегство, перестало осуществлять свои преступные намерения, обезоружено и т.д.

Однако, закон допускает возникновение состояния необходимой обороны и до момента начала посягательства. Но в этом случае угроза такого посягательства должна быть реальной и непосредственной. Например, лицо угрожает физической расправой (убью, покалечу и т.п.) и при этом тянется рукой к какому-либо предмету, который можно использовать в качестве оружия (нож, топор, молоток и т.п.).

В отношении момента окончания состояния необходимой обороны, следует отметить, что при определенных обстоятельствах, оно может продолжаться и после фактического окончания посягательства. Но в этом случае, например, должно быть установлено, что обороняющийся, исходя из обстановки не смог определить, что посягательство уже прекратилось. А сделать это довольно сложно.

Поэтому нужно иметь в виду, что действия будут считаться необходимой обороной, если они совершены в период с фактического начала посягательства и до момента окончания посягательства.

Также необходимо отметить, что состояние необходимой обороны возникает и в тех случаях, когда обороняющийся имел возможность избежать нападения, например, убежать, обратиться к помощи других лиц, к правоохранительным органам и т.д. Это следует из ч.3 ст. 37 УК РФ. Кроме того, состояние необходимой обороны возникает и тогда, когда лицо защищает не себя, а других лиц, т.е. посягательство направлено не на него, а на кого-то другого. Например, мужчина, увидев, что некие лица явно пристают к девушке и угрожают ей физической расправой, вступается за нее.

В отношении обстоятельств, относящихся к защите.

Действия обороняющегося должны быть направлены на посягающее лицо или лиц (т.е. на того, кто нападает). Кроме того, указанные действия должны находиться в определенной соразмерности с действиями посягающего.

Безусловно, самым важным является вопрос соразмерности. Здесь необходимо учитывать два момента. Во-первых, если посягательство направлено на жизнь, здоровье обороняющегося или другого лица, или если есть реальная угроза такого посягательства, применение любого насилия в ответ может быть правомерным.

Если же посягательство направлено на другие ценности, например имущество, то нельзя совершать действия явно не соответствующие характеру посягательства. Например, лицо, обнаружив, что ему в карман залез вор-карманник, бьет его ножом. Или обнаружив, что некие лица забрались на садовый участок с целью украсть урожай, владелец участка стреляет из ружья и причиняет вред здоровью посягавших.

Нужно отметить, что необходимая оборона допускает причинение вреда нападающему больше, чем вред, который он может причинить обороняющемуся. Главное, чтобы ответный вред не был явно несоразмерным посягательству.

Безусловно, разнообразие жизненных ситуаций огромно. Бывают случаи, когда нападение происходит настолько быстро и неожиданно, что обороняющийся не может адекватно оценить степень опасности нападения. В этом случае действия обороняющегося могут быть расценены как необходимая оборона.

В отношении превышения пределов необходимой обороны нужно отметить, что действия, выходящие за рамки, изложенные выше, являются превышением необходимой обороны. Ответственность за такие действия предусмотрена например ст. 108 и 114 УК РФ. Нужно сказать, что уголовно наказываются только умышленные действия, превышающие пределы необходимой обороны. Т.е. обороняющийся действовал сознательно, допускал, что причиняет вред, явно несоразмерный посягательству и желал наступления этого вреда. Т.е. здесь можно говорить о желании осуществить своего рода расправу над нападавшим. Такие действия, как говорилось выше, являются уголовно наказуемыми.

Статья 39 УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

В отличие он необходимой обороны, когда возникает ситуация нападения одного лица на другое, при крайней необходимости опасность личности, ее правам или охраняемым интересам общества или государства возникает из-за, например, воздействия стихийных бедствий (ураганов, землетрясений, наводнений и т.п.), в результате аварий, транспортных происшествий, несчастных случаев, нападений животных и т.п. В некоторых случаях опасность может возникать и из-за противоправных действий третьих лиц. Например, для предотвращения развития пожара осуществляется проникновение в чужие квартиры и наносится вред имуществу. Или человек, везущий рожающую жену в роддом, у которого сломалась машина, берет чужую машину без согласия владельца и т.п.

Это интересно:  Требование о возврате займа

Для того, чтобы действия могли быть расценены как крайняя необходимость, опасность, угрожающая личности, ее правам должна быть наличной, т.е. иметь место в действительности. Причинение вреда для предотвращения опасности, которая гипотетически может возникнуть в будущем, в качестве крайней необходимости не рассматривается. Кроме того, опасность должна быть реальной (а не кажущейся), т.е. реально угрожать личности и ее правам.

Для того, чтобы соответствующее причинение вреда в состоянии крайней необходимости было признано правомерным, необходимо, чтобы средства, которыми устраняется опасность были единственно возможными в сложившейся ситуации. Например, в случае ситуации с доставлением больного в больницу, если была реальная возможность вызвать скорую помощь, которая могла подъехать быстро, но человек вместо этого захватывает чужую машину, ситуации крайней необходимости не будет. Если же то же самое случилось на какой-нибудь загородной дороге, куда скорая помощь объективно будет ехать долго, то захват чужой машины может быть расценен как крайняя необходимость.

Для квалификации действий как крайней необходимости, нужно, чтобы соответствующие действия совершались именно в момент, когда наличествовала опасность, не раньше и не позже.

Важным моментом для квалификации действий как крайней необходимости, является соответствие причиненного вреда характеру опасности. При крайней необходимости причиненный вред ни при каких условиях не может быть равен или больше вреду предотвращенному (в отличие от необходимой обороны, при которой это допускается).

Например, никогда нельзя предотвращать опасность собственной жизни за счет жизни другого человека. Или уничтожать чужое имущество по стоимости и значению большее, чем имущество спасаемое.

Действия, превышающие пределы крайней необходимости влекут уголовную ответственность только если эти действия совершались умышленно.

Уголовный кодекс не содержит специальных статей об ответственности за действия, совершенные при превышении пределов крайней необходимости. В этом случае лицо привлекается к ответственности по тем статьям уголовного кодекса, которые предусматривают ответственность за соответствующие действия. Однако превышение пределов крайней необходимости рассматривается как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Также необходимо отметить, что даже если причинение вреда будет признано крайней необходимостью и не будет влечь уголовной ответственности, с причинителя вреда может быть взыскано возмещение в порядке гражданского судопроизводства (ст. 1067 ГК РФ).

Отличие необходимой обороны от крайней необходимости.

Отграничение крайней необходимости от необходимой обороны. При защите правоохраняемых ценностей подчас возникают вопросы о том, действовало ли лицо в состоянии необходимой обороны в состоянии или крайней необходимости. Дело в том, что эти правовые институты имеют ряд сходных моментов. Например, у них одинаковые основания освобождения от уголовной ответственности, а именно отсутствие в действиях признака общественной опасности.

Те и другие не только не преступны, но и общественно полезны. Кроме того, круг правоохраняемых интересов, защищаемых при необходимой обороне и крайней необходимости, один и тот же.

Вместе с тем у них есть и существенные различия. Источником опасности при необходимой обороне может быть только человек, точнее, его общественно опасное поведение, посягательство. Для крайней необходимости источниками опасности являются не только и не столько человек, как природные, технические и прочие силы. При необходимой обороне вред причиняется самому посягающему, а при крайней необходимости он причиняется гражданам, общественным, государственным организациям, предприятиям, которые не имели отношения к возникновению устраняемой опасности, а именно третьим лицам. Различие между двумя институтами заключается и в том, что при крайней необходимости нужно, чтобы причиненный вред был меньше вреда предотвращенного, чего не требуется при необходимой обороне. В первом случае важно, чтобы причинение меньшего вреда было единственной возможностью предотвратить больший вред. Во втором — лицо имеет право активно действовать, применять насилие к нападающему, несмотря на то, что у него были иные возможности, в частности, убежать, спрятаться, позвать на помощь и т.д. Существует и разный законодательный подход к установлению уголовной ответственности за деяния, совершенные при превышении пределов необходимой обороны и пределов крайней необходимости.

Общее здесь то, что согласно п. ж» ст. 61 УК совершение преступления при нарушении условий правомерности как необходимой обороны, так и крайней необходимости, является обстоятельством, смягчающим наказание. Однако если при превышении пределов необходимой обороны было совершено убийство, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, действия виновного квалифицируются по специальным, смягчающим статьям Уголовного кодекса (ст. 108, 114 УК РФ). За те же деяния при превышении пределов крайней необходимости ответственность наступает на общих основаниях с учетом последней как смягчающего обстоятельства.

Различия необходимой обороны и крайней необходимости

Крайняя необходимость имеет ряд сходных моментов с необходимой обороной. Их сближают социальная значимость, цели соответствующих действий и основания этих действий. Вместе с тем они существенно отличаются друг от друга.

Источником опасности при необходимой обороне являются общественно опасные действия человека, на что прямо указано в уголовном законе — «не является причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороныЧ. 1 ст. 37 Уголовного Кодекса Российской Федерации от 1 января 1997 г. …»

Источником опасности, создающей по уголовному праву состояние крайней необходимости, выступают, в отличие от необходимой обороны, не только действия человека. Эти источники могут быть самыми разнообразными Наумов А. В. практика приминения Уголовного Кодекса Российской Федерации.:

1. Действия сил природы, различных стихий (огонь, вода и т.д.), то есть объективные процессы, происходящие в природе, например землетрясение, наводнение, ураганы, горные лавины, снегопады и т.д., которые создают опасность для жизни и здоровья людей, их имущества.

2. Нападение животных.

3. Неисправность различных механизмов (например, транспортных средств).

4. Физиологические, патологические процессы (болезнь, состояние голода и т.д.), если, например, человек, заблудившийся в тайге, спасаясь от голода, убивает дикое животное или птицу, на которых охотиться вообще запрещено.

5. Коллизия двух опасностей (свидетель, вызванный в суд для дачи показаний, остается с тяжелобольным родственником, оказывая тому необходимую помощь).

При необходимой обороне вред причиняется только посягающему и только человеку.

При крайней необходимости, как правило, лицу, не связанному с созданием опасности другой личности, его правам, государственным и общественным интересам.

При крайней необходимости вред причиняется интересам, в равной степени охраняемых не только уголовным законом, но и другими нормативно-правовыми актами Российской Федерации. Во время осуществления акта необходимой обороны посягающий, то есть преступник, выходит на это время из под охраны закона и вновь возвращается под охрану под охрану закона только после окончания необходимой обороны.

Это интересно:  Как аннулировать временную регистрацию

Необходимая оборона непреступна, если вред причиненный меньше, равен или даже несколько больше предотвращенного. В данном случае обороняющемуся лицу не нужно заботится о причиненном вреде посягающему, однако не надо забывать о превышении пределов необходимой обороны.

При крайней необходимости причиненный вред должен быть всегда меньше, чем предотвращенный. Действуя в условиях крайней необходимости, лицо должно отдавать себе, отчет в том, что вред, который он причиняет другим, охраняемым законом интересам, должен быть меньше вреда предотвращаемого.

Необходимая оборона допускается и тогда, когда обороняющийся имел возможность защитить государственные, общественные и личные интересы, не прибегая к причинению вреда посягающему. В ч.3 ст. 37 УК РФ сказано, что право на необходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратится за помощью к другим лицам или органам власти.

Вред при крайней необходимости должен быть причинен третьим лицам. К ним относятся граждане и юридические лица, а также государство и общественные организации, не являющиеся юридическими лицами, не причастные к созданию обстановки крайней необходимости, интересам которых, однако, причиняется вред при спасении другого правоохраняемого интереса Наумов А. В. Практика применения Уголовного Кодекса Российской Федерации. .

Состояние крайней необходимости исключается, ели устранение опасности было возможным без причинения вреда третьим лицам. На это прямо указывается в ч. 1 ст. 39 УК РФ «…опасность не могла быть устранена иными средствами…» То есть состояние крайней необходимости будет только тогда правомерно, когда причинение вреда одним охраняемым законом интересам, во имя спасения других (более значимых) интересов будет являться действительно крайним случаем в сложившейся ситуации.

Если необходимая оборона помогает бороться с преступностью и воспитывать в обществе нетерпимость к преступным элементам, а также желание защищать свои и чужие интересы, в том числе и интересы государства, то крайняя необходимость вынуждает человека причинять вред вследствие действия каких-либо природных сил, механизмов, а также физического и психического состояния человека.

Действуя в состоянии крайней необходимости человек не имеет права спасать свою жизнь ценой чужой жизни. Однако, при использовании права на необходимую оборону обороняющийся может причинить смерть посягающему с целью спасения своей жизни или жизни другого человека, если при этом не было превышения пределов необходимой обороны.

Еще одним важным отличием является вопрос о возмещении причиненного вреда. Как было сказано выше, вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, возмещению не подлежит, а вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, подлежит возмещению, если суд не примет иного решения.

Особенная часть УФ РФ не содержит специальных норм, предусматривающих ответственность за превышение пределов крайней необходимости, аналогичных тем, которые предусмотрены в ст. 108, 114 УК РФ. А, значит, ответственность за превышение пределов крайней необходимости будет по соответствующим статьям Особенной части, но со ссылкой на пункт «ж» ст. 61 УК РФ (Обстоятельства, смягчающие наказание).

Ситуация крайней необходимости довольно часто возникает в процессе осуществления медицинской деятельности. Нередко врач поставлен перед выбором: кому в первую очередь оказывать медицинскую помощь при дефиците медицинской техники, лекарственных средств, квалифицированного персонала. В отечественном дореволюционном праве считалось возможным спасение собственной жизни за счет жизни другого человека в обстоятельствах крайней необходимости. Так Н. С. Таганцев писал: «Я, бесспорно, могу лишить жизни другого человека, спасая себя… Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Т. 1 . — Тула.; 2001г. — С. 238.». Следовательно, актом крайней необходимости признавалось причинение не только меньшего вреда по сравнению с предотвращенным, но и равного предотвращенному.

В уголовном праве советского периода стала доминировать та точка зрения, согласно которой спасение собственной жизни за счет жизни другого человека нельзя считать актом крайней необходимости, а следует рассматривать как грубейшее нарушение норм морали, как причинение равного вреда, не исключавшего уголовной ответственности. Актом крайней необходимости стало признаваться причинение меньшего вреда по сравнению с вредом предотвращаемым.

Профессор М. Д. Шаргородский говоря об условиях правомерности причинения вреда при крайней необходимости применительно к трансплантации органов и тканей человека писал: «…»разобравши» донора на части, можно спасти жизнь не одному, а нескольким лицам, а сточки зрения существующего решения вопроса о крайней необходимости это следует признать правомерным, так как ценой жизни одного спасается жизнь нескольких людей Шаргородский М. Д. Избранные работы по уголовному праву. — СПб.; 2003г. — С. 397. «.

Однако, он считал подобный подход неприемлемым: жизнь человека не может быть принесена в жертву даже для достижения цели спасения нескольких людей.

С точки зрения действующего уголовного законодательства и института крайней необходимости, не устанавливающих запрета на умышленное причинение смерти одному человеку для спасения нескольких и тем более множества людей, использование органов и тканей донора для спасения жизни нескольких сотен реципиентов не только правомерно, но и общественно полезно. Следовательно, любой из нас может быть принесен в жертву для спасения нескольких человек, которым трансплантация жизненно необходима при отсутствии необходимого органа донора-трупа. В связи с этим С. С. Тихонова выступила с предложением дополнить статью 39 УК РФ со следующим содержанием: «Причинение вреда жизни и здоровью человеку в состоянии крайней необходимости, совершенное в целях изъятия органов или тканей потерпевшего, не исключает преступного деянияТихонова С. С. Прижизненное и посмертное донорство в РФ: вопросы уголовно-правового регулирования. — СПб.; 2002г. — С. 108.. «

На мой взгляд такое дополнение в ст. 39 делать не нужно. Действующее законодательство и современная уголовно-правовая доктрина считают недопустимым спасение жизни одного человека за счет жизни другого. В таком случае это можно расценивать как причинение равного вреда, что по уголовному законодательству влечет уголовную ответственность. Последовательная защита основных прав и свобод человека Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993г. — М.; 2004г. — С. 3., которую гарантирует ст. 2 Конституции РФ и международные правовые акты, не позволяют слепо применять положение о крайней необходимости в практической деятельности медицинских работников, в частности, в сфере трансплантологии.

Острая потребность в органах и тканях человека для трансплантации не должна порождать самого состояния крайней необходимости. В УК РФ предусматривается уголовная ответственность за данное преступление до 20 лет лишения свободы (п. «м» части 2 ст. 105 УК РФ).

Это интересно:  Частная группа продленного дня

Отличие необходимой обороны от крайней необходимости

Положение Конституции о возможности свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, может быть реализовано не только при отражении общественно опасного посягательства, но и при устранении опасности иного рода. В Уголовном кодексе РФ в качестве одного из видов обстоятельств, исключающих преступность деяния, предусмотрен институт крайней необходимости. Крайняя необходимость — это такое положение лица, когда оно вынуждено для предотвращения значительного вреда одним охраняемым законом интересам причинить (в качестве крайней необходимости) менее значительный вред другим охраняемым законом интересам.

Статья 39 УК РФ гласит: 1. «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемых законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышение пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда правоохраняемым интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда».

Анализ данной статьи показывает, что крайняя необходимость, как в случае и необходимой обороны, правомерна, то есть исключает общественную опасность и противоправность деяния, лишь при наличии определенных условий, которые в совокупности характеризуют деяние как лишенное признаков преступления. «Состояние крайней необходимости возникает там, где сталкиваются два охраняемых законом интереса и сохранение одного (более важного) достигается принесением в жертву другого (менее важного)». Именно поэтому действия, совершаемые в состоянии крайней необходимости, полезны для общества, они правомерны и морально оправданы.

В характеристике крайней необходимости много сходства с необходимой обороной, но вместе с тем существуют и принципиальные различия. Как и при необходимой обороне, действия совершенные в состоянии крайней необходимости, направлены на защиту охраняемых уголовным законом интересов личности, общества и государства. Лицо может защищать как свои личные интересы, так и интересы граждан.

Как и при необходимой обороне, возникает вопрос, являются ли действия, совершенные в силу крайней необходимости только правом или также обязанностью действующего.

Если в отношении необходимой обороны ответ на него не вызывает особых затруднений ввиду того, что вред наносится только посягающему и вопрос заключается только в превышении пределов обороны, то при крайней необходимости он осложняется тем, что лицо, защищая одни интересы, причиняет вред другим. Следует отметить, что защита соответствующих интересов может быть для одних правом, а для других — обязанностью. Защита связана с риском, в связи с чем она является главным образом служебной обязанностью отдельных категорий граждан: врачей, работников полиции, пожарных, военнослужащих, должностных лиц и т.д.

Условия правомерности действий, совершенных в состоянии крайней необходимости, более разнообразны, чем при необходимой обороне. На это указывается и в самом законе. Статья 39 Уголовного кодекса РФ предусматривает, что действия в состоянии крайней необходимости совершаются «для устранения опасности», не конкретизируя, однако, вилы опасности. Под опасностью в данном случае необходимо понимать причинение или реальную угрозу причинения вреда. Источником опасности при крайней необходимости может быть не только общественно опасное посягательство человека, как при необходимой обороне, но и действия иных факторов, не связанных с действием человека. К последним относят: технические средства (например, движение автомашины, потерявшей управление); вещества и предметы, представляющие повышенную опасность для окружающих (например, неразорвавшийся снаряд, оборвавшиеся провода линии электропередачи высокого напряжения); силы природы (гроза, наводнение, ураган, извержение вулкана); болезненное состояние (тяжелое ранение или иное заболевание, в том числе психическое, алкогольное); физиологические потребности (например, при голоде, сильном похолодании); животные (нападение собаки, медведя).

Наконец, отличие крайней необходимости состоит в направленности действий. Если в состоянии необходимой обороны вред причиняется только нападающему, то в рассматриваемом обстоятельстве — правоохраняемым интересам третьих лиц, лицам, не создавшим опасности. Отсюда логически и вытекает требование о меньшем размере наносимого вреда. Понятие третьих лиц должно рассматриваться условно. Вред может адресоваться не только физическим и юридическим лицам, но и любым правоохраняемым интересам, в том числе государственным, например — правопорядку в целом.

Опасность при данных обстоятельствах не может быть устранена другими средствами, то есть средствами, не связанными с причинением вреда иных охраняемым правом интересам. Это одно из важнейших условий правомерности акта крайней необходимости, способ сохранения правоохранительного интереса за счет другого должен быть именно крайним. Если для предотвращения грозящей опасности у лица есть путь, не связанный с причинением кому — либо вреда, оно должно избрать именно этот путь.

В противном случае ссылка на состояние крайней необходимости исключается, в этом также проявляется одно из существенных отличий крайней необходимости от необходимой обороны.

Хотя характерны для крайней необходимости, как и для необходимой обороны, следующие условия: наличность и действительность опасности, своевременность защиты. Первые два признака характеризуют опасность как уже возникшую и еще не прекратившуюся, существуют реально, а не в воображении защищающего. Здесь также существует институт мнимой угрозы. Действия при мнимой опасности квалифицируются аналогично институту мнимой обороны, как фактическая ошибка. Защита в свою очередь, должна соответствовать во времени грозящей опасности, при этом не имеет значения, миновала опасность в силу объективных причин, устранена самим лицом или кем — либо другим. Вред, причиненный до или после, выходит за рамки состояния крайней необходимости, и защита в зависимости от обстановки считается преждевременной либо запоздалой, что лишает ее правомерности.

Статья написана по материалам сайтов: vuzlit.ru, studbooks.net, studwood.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector