Уступка прав и обязанностей по договору

Уступка требования или перевод долга — явление в современном гражданском обороте распространенное. А вот соглашения о передаче одновременно и прав, и обязанностей по уже заключенному договору встречаются реже. Однако эта невостребованность обусловлена скорее непониманием природы такого рода сделок, ведь передача прав и обязанностей представляет собой не поименованную в ГК РФ договорную конструкцию. О тонкостях оформления полноценной замены стороны в договоре, объеме переходящих прав и обязанностей, а также иных интересных моментах и пойдет речь в настоящей статье.

Российское гражданское законодательство предоставляет участникам делового оборота широкий спектр возможностей договорного оформления своих обязательственных отношений и их динамики. Стороны договора могут новировать свои обязательства или прекратить их отступным, уступить права требования из обязательств или перевести долги, возложить исполнение обязательства на третье лицо или установить обязательства в пользу третьего лица, а также многое другое. Судебная практика допускает даже прекращение отступным обязательств, возникших из недействительных сделок — реституционных обязательств (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 409 ГК РФ»).

Права и обязанности по договору могут переходить к третьим лицам на основании соглашения или судебного акта

В арсенале существующих в настоящее время договорных конструкций, опосредующих обязательственные отношения участников делового оборота, стоит отметить соглашение о передаче всех прав и обязанностей по ранее заключенному договору. Такая договорная модель прямо предусмотрена в законе только для некоторых видов договоров (перенаем в договоре аренды, передача страхового портфеля и др.). В виде универсальной модели, при помощи которой можно было бы производить замену стороны в любом договоре, закон рассматриваемое соглашение не закрепляет. Оно не предусмотрено ГК РФ, но и не противоречит ему, а потому является допустимым в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

Кроме того, перевод прав и обязанностей по заключенному договору может быть осуществлен в судебном порядке. К примеру, когда нарушается преимущественное право участника делового оборота при продаже доли в праве общей долевой собственности на имущество, он вправе потребовать перевода в судебном порядке на себя прав и обязанностей по договору, заключенному с нарушением преимущественного права (п. 3 ст. 250 ГК РФ). Аналогичное право есть у участников и акционеров хозяйственных обществ в случае продажи другими участниками и акционерами принадлежащих им долей и акций в уставном капитале с нарушением преимущественного права покупки (п. 18 ст. 21 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», абз. 4 п. 3 ст. 7 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). Кроме того, перевода прав на себя может потребовать арендатор при нарушении арендодателем его преимущественного права заключения договора аренды (абз. 3 п. 1 ст. 621 ГК РФ).

Перенаем — способ передачи прав и обязанностей арендатора

Для определения правовой природы соглашения о передаче прав и обязанностей по договору обратимся к конструкции договора перенайма, закрепленного в законодательстве, в отношении которого в настоящее время сложилась обширная правоприменительная практика.

Передача прав и обязанностей (перенаем) является одним из видов пользования арендованным имуществом наряду с его предоставлением в безвозмездное пользование, передачей арендных прав в залог, внесением их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив (п. 2 ст. 615 ГК РФ).

Применительно к аренде земельных участков передача прав и обязанностей по договору аренды регулируется специальной нормой — п. 5 ст. 22 Земельного кодекса РФ. Так, арендатор земельного участка (за исключением резидентов особых экономических зон — арендаторов земельных участков) вправе передать свои права и обязанности по договору аренды земельного участка третьему лицу, в том числе отдать арендные права на земельный участок в залог и внести их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества, паевого взноса в производственный кооператив в пределах срока договора аренды земельного участка без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, если договором аренды земельного участка не предусмотрено иное. В перечисленных случаях ответственным по договору аренды земельного участка перед арендодателем становится новый арендатор земельного участка, за исключением передачи арендных прав в залог. При этом заключения нового договора аренды земельного участка не требуется.

Как видно из приведенных определений договора перенайма, его предметом является передача прав и обязанностей по заключенному договору. Поскольку специальных указаний в законе нет, существенным условием такого договора является условие о предмете в соответствии со ст. 432 ГК РФ. То есть в договоре обязательно следует отразить объем передаваемых прав и обязанностей, а также обозначение договора, из которого они возникли (номер, дата, стороны, его существенные условия, сведения о регистрации, если он был зарегистрирован). Если первоначальный договор аренды, права и обязанности по которому передаются, был зарегистрирован, то и соглашение о передаче прав и обязанностей по нему также подлежит государственной регистрации, поскольку является его неотъемлемой частью (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона „О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“»).

Суд может признать перенаем как возмездной, так и безвозмездной сделкой

В практике встречаются разные подходы к решению вопроса о том, является ли соглашение о передаче прав и обязанностей по договору возмездным или безвозмездным. Если такое соглашение признать безвозмездным, то при его заключении должен соблюдаться запрет дарения между коммерческими юридическими лицами, установленный ст. 575 ГК РФ. Но преобладающим все-таки является подход, согласно которому перенаем не может быть квалифицирован в качестве дарения, поскольку при заключении такой сделки одновременно с правами передаются также обязанности, что можно рассматривать как встречное предоставление.

Однако правильной представляется все же первая позиция, в силу которой рассматриваемое соглашение дарением не признается. Ведь наряду с правами передаются также и обязанности, что следует рассматривать в качестве встречного предоставления в соответствии со ст. 423 ГК РФ. Чтобы сделку можно было квалифицировать в качестве дарения, из нее не только должно следовать явное намерение стороны одарить другую сторону, но и соблюдаться квалифицирующие признаки дарения, предусмотренные ст. 572 ГК РФ. К таким признакам относятся передача бесплатно вещи в собственность, имущественного права к себе или третьему лицу или освобождение от имущественной обязанности. В рассматриваемом же случае передается не только право, но и обязанности.

Иным образом дело будет обстоять, если по договору перенайма будет передаваться право аренды, а арендные платежи уже были внесены авансом за несколько периодов аренды вперед, в связи с чем новый арендатор будет освобожден от их внесения на значительный срок. В такой ситуации принятые новым арендатором на себя наряду с правами обязанности по внесению арендных платежей возникнут по истечении срока, за который арендная плата внесена. Логично предположить, что при указанных обстоятельствах сделка перенайма может быть квалифицирована как дарение. Ведь новый арендатор получит имущественное право с одновременным освобождением его от обязанности по внесению арендных платежей.

Новый арендатор отвечает за старые долги, если сам согласился на это

Еще один проблемный вопрос, возникающий при заключении соглашения о перенайме: к кому арендодатель вправе предъявлять требование о погашении задолженности по арендной плате, образовавшейся в период пользования арендованным имуществом прежним арендатором, — к прежнему арендатору или новому?

В соответствии с п. 2 ст. 615 ГК РФ и п. 5 ст. 22 ЗК РФ прежний арендатор вправе передать свои права и обязанности новому арендатору, при этом обязанным по договору аренды становится новый арендатор. Буквальный смысл данных законоположений означает, что новый арендатор становится обязанным по договору аренды с момента передачи ему прав и обязанностей, то есть с момента заключения соглашения об этом. Подтверждение данного вывода можно найти в судебной практике.

Передача прав и обязанностей представляет собой смешанный договор

Вместе с тем следует иметь в виду, что понятия «долг» и обязанность» не являются равнозначными. Долг представляет собой образовавшуюся задолженность по оплате товаров, работ или услуг. Обязанность такой задолженностью не является, а представляет собой установленную законом или договором необходимость для субъекта выполнять определенные действия или воздерживаться от них. Таким образом, при наличии заключенного договора обязанность может существовать, в то время как долга может и не быть. Практическим последствием данного вывода является то, что правила о переводе долга к соглашению о передаче прав и обязанностей по ранее заключенному договору могут применяться в том лишь только случае, если из договора, права и обязанности по которому передаются, действительно образовалась задолженность.

Это интересно:  Взыскание штрафа по договору подряда

С учетом изложенного соглашение о передаче прав и обязанностей в настоящее время следует квалифицировать как гражданско-правовой договор, предметом которого выступает передача прав и обязанностей по ранее заключенному договору. Такой договор может быть поименованным (договор перенайма, передача страхового портфеля) или непоименованным (замена стороны по договору поставки, возмездного оказания услуг и др.). Данный договор является возмездным, поскольку наряду с правами по нему передаются также и обязанности. Однако если обязанности по внесению платежей за полученные права возникнут не сразу (когда они были внесены авансом предыдущей стороной), он является безвозмездным.

Поскольку в законе не содержится ограничений, предметом рассматриваемого соглашения могут быть не только права и обязанности, которые имеются на момент его заключения, но и те, что возникнут после его заключения.

Соглашение о передаче прав и обязанностей по ранее заключенному договору заключается в той форме, в которой был заключен основной договор, права и обязанности по которому передаются (п. 1 ст. 452 ГК РФ). Если такой договор подлежал государственной регистрации, то регистрации подлежит и само соглашение о передаче прав и обязанностей по нему.

По своей правовой природе данное соглашение представляет собой смешанный договор, поскольку включает в себя элементы различных договорных конструкций (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Передача прав и обязанностей по договору аренды

Согласно пункту 2 статьи 615 Гражданского кодекса РФ ( далее — ГК РФ) арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду ( поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу ( перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, если иное не установлено ГК РФ, другим законом или иными правовыми актами. В указанных случаях, за исключением перенайма, ответственным по договору перед арендодателем остается арендатор. Это как раз и есть та самая статья, которая регулирует отношения сторон по уступке прав и обязанностей по договору аренды, точнее указывающая на возможность заключения подобного договора.

Договор перенайма представляет особый интерес для арендатора, ведь право аренды может быть реализовано на возмездной основе, а сама передача прав арендатора может сэкономить время сторон по оформлению своих отношений, при этом арендодатель рисков практически не несет. Неизменность объекта и условий переданного по договору перенайма обязательства свидетельствует о сохранении прежнего обязательства с участием в нем на стороне арендатора иного лица. Так как к новому арендатору переходят в полном объеме права и обязанности прежнего арендатора, то договор перенайма должен быть совершен с соблюдением порядка, предусмотренного для уступки права требования и перевода долга.

Пункт 2 статьи 615 ГК РФ не устанавливает порядок и форму согласия арендодателя на совершение арендатором сделки по уступке прав и обязанностей по договору аренды.

Следовательно, по воле сторон договора аренды согласие арендодателя может быть выражено в самом договоре, что освобождает арендатора от обязанности получать такое согласие на каждую конкретную сделку ( информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 « Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»).

Согласие не потребуется при перенайме земельного участка, арендованного на срок более пяти лет, в указанном случае достаточно лишь уведомления арендатора об осуществлении уступки прав и обязанностей по договору аренды ( п. 9 ст. 22 Земельного кодекса РФ, п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11 « О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства»).

Пример из судебной практики.

Между обществом и Департаментом имущественных отношений был заключен договор аренды земельного участка, спустя некоторое время общество заключило договор перенайма жилого помещения с ответчиком. Осуществление перенайма производилось на возмездной основе, ответчик не заплатил денежные средства, в результате чего за ним образовалась текущая задолженность. Истец просил взыскать с ответчика сумму задолженности, но суд отказал в удовлетворении иска, указав на следующее.

Согласно п. 2 ст. 609 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом.

Еще одним основанием для признания сделки по уступке прав и обязанностей по договору аренды является безвозмездный характер сделки — перенайма. В пункте 9 информационного письма от 30.10.2007 N 120 « Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» Президиум ВАС РФ разъяснил: соглашение об уступке права ( требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права ( требования). При этом отсутствие в договоре условия о цене передаваемого права ( требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями.

Пример из судебной практики.

Арендатор и новый арендатор заключили договор об уступке прав и обязанностей по договору аренды, впоследствии в отношении арендатора было возбуждено дело о банкротстве и введена процедура конкурсного производства. Конкурсный управляющий арендатора обратился к новому арендатору с иском о признании сделки по перенайму недействительной: по мнению заявителя, при заключении оспариваемого договора нарушены положения ст. 575 ГК РФ, не допускающей дарения между коммерческими организациями. Суд в удовлетворении требования отказал. Не согласившись с выводами суда первой инстанции, заявитель обратился с апелляционной жалобой. Арбитражный апелляционный суд не нашел оснований для удовлетворения требований по мотивам жалобы, указав при этом следующее.

На практике передаточный акт, равно как и сам договор уступки прав и обязанностей по договору аренды, является основанием для перехода прав. Отсутствие такого акта может усложнить процесс взыскания задолженности по договору аренды с нового арендатора, который будет ссылаться на отсутствие перехода прав на объект аренды. При условии фактического использования арендованного имущества отсутствие передаточного акта носит формальный характер и не может являться основанием для неисполнения арендатором своих обязательств по договору. Таким образом, арендодателю при взыскании задолженности по договору аренды с нового арендатора необходимо доказать фактическую передачу спорного объекта аренды. Подобные выводы содержатся в Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.08.2015 по делу N А67-714/2015).

Согласно п. 17 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66, при перенайме договор субаренды сохраняет свою силу, поэтому в преддоговорных спорах в целях оптимизации негативных последствий новому арендатору следует узнать о правах третьих лиц на объект аренды.

Новому арендатору переходят все права и обязанности арендатора по договору в полном объеме, если стороны не договорились о другом, а в случае нарушений условий договора аренды старым кредитором договор с новым по указанным основаниям может быть расторгнут.

Так, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил следующее: с момента перенайма ответственным по договору аренды земельного участка перед арендодателем становится новый арендатор земельного участка. В Постановлении от 01.10.2013 N 3914/13 Президиума ВАС РФ указано, что необходимостью получения согласия кредитора на перевод долга обеспечивается его право на выражение воли относительно возможности вступления в обязательство нового должника, оценку имущественного положения такого должника и цели заключения соглашения о переводе долга с точки зрения добросовестности его участников. Арендатору земельного участка предоставлена льготная возможность переуступки своих прав по договору аренды без согласия арендатора. Арендодатель не лишен возможности требовать расторжения договора аренды или уплаты обязательных платежей и санкций в связи нарушениями, допущенными прежним арендатором вне зависимости от того, урегулирован ли данный вопрос в соглашении о замене стороны в обязательстве или нет.

Это интересно:  Договоры и односторонние сделки общая характеристика

При совершении сделки по уступке права аренды земельного участка арендодатель не может быть поставлен в положение худшее, чем он занимал до совершения данной сделки. Переход обязанностей по имевшейся задолженности и иным санкциям не исключает возможности арендодателя выразить согласие на такой переход. Оценка договора перенайма необходима применительно к распределению прав и обязанностей его сторон, включая обязанность по погашению задолженности перед арендодателем и возложение ее на нового арендатора. Перевод прав и обязанностей арендатора, совершенный с целью избегания договорной ответственности или иных неблагоприятных последствий, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора аренды предыдущим арендатором, а равно с целью предоставления необоснованных преимуществ новому арендатору, следует квалифицировать как злоупотребление правом, а нового и старого арендаторов — считать солидарными должниками арендодателя.

В гражданском обороте объектом перенайма может выступать земельный участок, помещение и любые другие объекты недвижимости. Сама схема уступки прав и обязанностей арендатора по договору аренды является сильно востребованной в гражданском обороте, особенно в холдинговых структурах юридического лица. Множественность лиц в указанных правоотношениях может создавать риски признания такого договора недействительным. Чтобы исключить объект перенайма из предмета спора, необходимо соблюсти следующие условия: согласие арендодателя на осуществление перенайма, встречное предоставление нового арендатора ( возмездный характер), письменная форма сделки и государственная регистрации ( в зависимости от основного обязательства). При этом необходимо определить конкретный объем прав и обязанностей, передаваемых по договору перенайма ( в частности, определить судьбу обязательств, возникших до уступки прав и обязанностей арендатора).

Передача прав и обязанностей по договору залога

Требование, предусмотренное законом, или соглашение, заключаемое между действующим и будущим залогодержателем, по которому все права переходят ко второму.

Уступка прав требования является весьма распространенной сделкой. Зачастую она связана с реализацией долговых обязательств. Существует целый рынок, на котором они продаются. Однако ряд соглашений имеют свои особенности, требующие специального регулирования.

К ним относится передача прав и обязанностей по договору залога. Уступка прав по этому соглашению регулируется ст. 354 ГК.

Понятие уступки прав по договору о залоге

Согласно ст. 354 ГК, на передачу залоговых прав распространяется порядок, предусмотренный главой 24 ГК. Указанные правила позволяют установить основные особенности уступки по договору залога. К ним относятся следующие характеристики:

  • она осуществляется на основании закона договора цессии, заключаемого между действующим и будущим залогодержателями. Речь идет о документе, имеющем, как минимум, письменное оформление. Это вытекает из требования к аналогичному способу установления залога. Если последний был оформлен нотариально, то договор цессии подлежит заключению в аналогичном порядке;
  • для заключения такого договора согласия должника не требуется. Это связано с необходимостью формирования рынка уступок (во многом это касается ипотеки). Из этого правила есть ряд исключений. В частности, к таковым относятся все ситуации, когда первоначальная сделка обусловлена теми или иными личными качествами кредитора;
  • учитывая неденежный характер залоговых обязательств, права к новому кредитору переходят в полном объеме. Речь идет о положении, существующем на момент совершения цессии;
  • заключение договора цессии предполагает передачу новому кредитору подлинника соглашения о залоге.

Исходя из указанных особенностей, можно получить следующее определение.

Уступка прав по договору о залоге – это требование, предусмотренное законом, или соглашение, заключаемое между действующим и будущим залогодержателем, по которому все права, связанные с первоначальным соглашением переходят ко второму, совершаемое в той же форме, что и залоговая сделка, как правило, вне зависимости от воли залогодателя.

Порядок и условия перехода прав и обязанностей по договору залога

Действующие нормы устанавливают ряд особенностей при совершении таких сделок. Они заключаются в том, что цессия, предметом которой выступают залоговые обязательства, неразрывно связана с основным соглашением. Им может выступать договор купли-продажи, займа или кредита, а также другие сделки.

Условием заключения соглашения о цессии по залогу выступает наличие аналогичного документа, подписанного этими же сторонами и касающегося перехода прав требования по основному обязательству. Это позволяет говорить о принципе неразрывности. В противном случае возникала бы парадоксальная ситуация, при которой у кредитора отсутствовало бы право требовать реализации залога.

Законом установлен исключительный случай, не требующий заключения договора цессии в отношении обеспечительного обязательства. Речь идет о ст. 384 ГК, предусматривающей переход к новому кредитору соответствующих прав. Такой порядок был подтвержден судебной практикой высших инстанций.

Уступка прав по договору об ипотеке

Закон, регулирующий передачу прав в рамках ипотеки, устанавливает отличающиеся правила. Они предусматривают как уступку по обеспечительном, так и по основному договору (кредиту или займу). Замена стороны в любом из соглашений влечет последствия и для их состава по другой сделке.

Если речь идет о случаях, когда выпущена закладная, предусматривается иной порядок. Замена кредитора и залогодержателя производится на основании сделок с ней. Соответствующие действия относятся к обусловленным законом.

Согласия должника на замену кредитора не требуется. При этом, последний обязан уведомить его о приобретении прав по договору или закладной. В противном случае, исполнение в пользу предыдущего контрагента будет считаться надлежаще осуществленным.

Последствия несоблюдения условий перехода прав и обязанностей по договору залога

Законодатель защищает интересы субъектов, занимающихся деятельностью на рынке долговых обязательств. По этой причине ч. 2 ст. 354 ГК устанавливает последствия несоблюдения условий о взаимосвязанности основного и залогового обязательств.

Если права по обеспечительному договору передаются, а по основному обязательству остаются у первоначального кредитора, либо уступаются в пользу третьего лица, залог подлежит прекращению.

В случае ипотеки, в рамках которой выпущена закладная, установлен несколько иной порядок. Согласно этим положениям, все соглашения, касающиеся уступок по основному или залоговому обязательству считаются ничтожными.

Запрет уступки прав и обязанностей по договору

Буркова А., кандидат юридических наук.

Хотя, подписывая любой договор, сторона заключает его с определенным контрагентом, стоит помнить, что права и (или) обязанности по договору иногда могут передаваться другим лицам.

Для того чтобы ограничить замену стороны в договоре и сделать такую замену подконтрольной второй стороне, в некоторых договорах стороны прямо устанавливают, что ни одна из сторон не имеет права передавать свои права и обязательства, вытекающие из договора, третьим лицам без письменного согласия на то другой стороны договора.

Такой запрет уступки прав разрешается делать в силу ст. 382 и 388 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно этим статьям уступка требования кредитором другому лицу допускается, если иное не предусмотрено договором между сторонами.

Запрет уступки обязанностей по договору прямо предусмотрен в ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации и разрешается только с письменного согласия кредитора.

В настоящей статье мы хотели бы остановиться на возможной форме согласия контрагента на уступку прав и (или) обязанностей по договору, если в договоре существует прямой запрет такой уступки без согласия второй стороны, а также очертить те случаи, когда уступка невозможна даже при согласии второй стороны, и те случаи, когда уступку невозможно запретить положениями договора.

Невозможность запретить уступку

Итак, в соответствии с российским законодательством по общему правилу стороны могут ограничить уступку прав и (или) обязанностей по договору. Однако из этого правила есть исключения.

Одним из случаев, когда это правило не действует, является финансирование под уступку денежного требования, или, как оно также часто называется в России, факторинг.

В соответствии со ст. 828 Гражданского кодекса Российской Федерации:

Уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении».

С одной стороны, это положение противоречит ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации о свободе договора, а также способствует тому, чтобы клиент, имеющий с финансовым агентом соглашение об уступке, вел себя недобросовестно по отношению к должнику, с которым тот же клиент имеет договор, запрещающий уступку.

С другой стороны, использование этого подхода способствует сделкам по финансированию дебиторской задолженности, поскольку он освобождает цедента (т.е. обеспеченного кредитора) от бремени изучения договора, из которого вытекает уступленное требование, с тем чтобы убедиться в том, была ли запрещена или обусловлена передача этого требования. В противном случае заимодатели должны будут изучать, вероятно, огромное число договоров, что может быть дорогостоящим (особенно с учетом стоимости внешних юристов и иных консультантов) или даже невозможным (например, в случае будущей дебиторской задолженности).

Это интересно:  Устав и учредительный договор отличия

Кроме того, такая оговорка обеспечивает доступ малого и среднего бизнеса к финансированию, вопреки их договоренностям с крупными компаниями о невозможности таких уступок, чем часто злоупотребляют крупные компании.

Другой случай, когда уступка допускается вне зависимости от ее запрета в договоре, — это уступка прав комитенту по сделке в случае неисполнения третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером. В соответствии со ст. 993 Гражданского кодекса Российской Федерации в этом случае уступка прав комитенту по сделке допускается независимо от соглашения комиссионера с третьим лицом, запрещающего или ограничивающего такую уступку.

Хотя в обоих вышеуказанных случаях при договоре финансирования под уступку денежного требования и договоре комиссии/агентском договоре уступка прав и обязанностей по сделке будет действительной, несмотря на ее запрет, законодательство установило определенную ответственность контрагента, уступающего права и (или) обязанности по сделке, за такую несанкционированную уступку.

Так, в соответствии со ст. 828 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка финансовому агенту денежного требования:

«. не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении».

Аналогично положениям законодательства о факторинге такая уступка в отношениях комиссии/агента:

«. не освобождает комиссионера от ответственности перед третьим лицом в связи с уступкой права в нарушение соглашения о ее запрете или об ограничении».

Такая ответственность может как предусматриваться непосредственно договором, права и (или) обязанности из которого были уступлены, так и возникать на основании закона, если, например, в результате такой уступки у второй стороны возникли убытки.

Уступка осуществляется вне зависимости от ее запрета также в результате реализации мер обеспечения, например залога или поручительства. Так, в соответствии со ст. 365 Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве:

«К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора».

Известны дела, когда лица специально создавали отношения поручительства, в которых, как известно, должник не участвует и его согласия не требуется, чтобы перевести на себя права и обязанности из договоров.

Еще одним примером, когда уступка будет возможна даже при ее запрете, являются положения Гражданского кодекса Российской Федерации о суброгации при страховании. В соответствии со ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации:

«. условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно».

Таким образом, в российском законодательстве существуют определенные положения, которые в некоторых случаях разрешают осуществлять уступку прав и (или) обязанностей по договору даже при прямом запрете такой уступки в договоре. В связи с этим стороны должны осторожно подходить к условиям договора и по возможности предусматривать в самом договоре ответственность за несанкционированную уступку.

Процедура получения согласия на уступку

При включении в договор запрета на уступку прав и (или) обязанностей необходимо согласие второй стороны на такую уступку.

В случае если уступка по договору осуществляется без согласия второй стороны, это будет противоречить положениям ст. 382 и 388 Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу требований ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации противоречие сделки требованиям законодательства влечет ее ничтожность.

Согласно ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий и каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре, возместить его стоимость в деньгах.

«По условиям договора (ст. 10) возможность осуществления уступки права стороны по договору предусмотрена только с предварительного письменного согласия его контрагента.

Разрешая спор, суды установили отсутствие согласия ответчика на уступку прав требования по договору от 30.03.2004, как того требовало условие договора.

В соответствии со ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требований кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Поскольку суд установил обстоятельства нарушений требования ст. 382, 388 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора цессии от 28.02.2005 и признал указанный договор ничтожной сделкой, не влекущей правовых последствий с момента ее совершения, и данный вывод суда является правильным, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для удовлетворения кассационной жалобы».

Согласие стороны договора на уступку прав и (или) обязанностей по договору может предоставляться в нескольких формах:

  • отдельное письменное согласие.

Согласие на уступку может предоставляться путем письменного документа, который ясно и четко подтверждает, что сторона согласна на уступку прав и (или) обязанностей по договору. В согласие для избежания споров в будущем желательно включить информацию, индивидуализирующую сделку, по которой разрешается уступка (название, номер, дата, стороны, существенные условия), объем разрешаемых к уступке прав и обязанностей (при этом стоит помнить, что частичная уступка может быть признана недействительной), данные о новой стороне договора (особенно важно, если вторая сторона дает согласие на уступку только определенному лицу);

  • трехсторонний договор между первоначальными сторонами и новой стороной договора.

Согласие на уступку прав и (или) обязанностей по договору дается в договоре об уступке. При этом договор может быть составлен в самой простой форме, чтобы просто отразить согласие стороны на уступку. Дальнейшие взаимоотношения с новой стороной договора можно урегулировать дополнительным соглашением, которое согласуется с новой стороной без участия выбывшей стороны;

  • отметка о согласии на договоре.

Согласие на уступку может быть дано путем проставления на договоре об уступке слова «согласовано», подписи генерального директора стороны, которая выбывает из договора, и заверения печатью этой стороны;

  • согласие после совершения уступки.

Российская судебная практика признает, что согласие на уступку будет действовать и уступка будет считаться состоявшейся, даже если такое согласие было дано уже после уступки.

Таким образом, российская практика предлагает достаточно широкий круг инструментов, посредством которых стороны могут выразить свое согласие на уступку по договору. В отсутствие такого согласия уступка прав и (или) обязанностей по договору может быть признана недействительной.

Невозможность получения согласия на уступку

Необходимо отметить, что, несмотря на существование случаев, когда уступка по договору возможна, даже если прямой запрет этого закреплен в договоре, существуют случаи, когда уступка невозможна даже при получении согласия второй стороны.

В соответствии со ст. 589 Гражданского кодекса Российской Федерации права получателя ренты по договору постоянной ренты не могут ни при каких обстоятельствах передаваться коммерческим организациям:

«Получателями постоянной ренты могут быть только граждане, а также некоммерческие организации, если это не противоречит закону и соответствует целям их деятельности».

По ст. 631 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещается передача своих прав другому лицу арендатором имущества по договору проката:

«Сдача в субаренду имущества, предоставленного арендатору по договору проката, передача им своих прав и обязанностей по договору проката другому лицу, предоставление этого имущества в безвозмездное пользование, залог арендных прав и внесение их в качестве имущественного вклада в хозяйственные товарищества и общества или паевого взноса в производственные кооперативы не допускаются».

Уступка в нарушение этих запретов будет считаться недействительной на основании ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Итак, в случае наличия в договоре запрета об уступке прав и (или) обязанностей по договору уступка обычно возможна при условии получения согласия второй стороны на такую уступку. При этом необходимо помнить, что существуют случаи, когда уступка невозможна даже при согласии второй стороны (прокат, постоянная рента). Вместе с тем существуют случаи, когда уступку невозможно запретить положениями договора (факторинг, комиссия и т.д.). В этом случае одним из действенных рычагов, препятствующих несанкционированной уступке, могут быть положения договора об ответственности за несанкционированную уступку.

Статья написана по материалам сайтов: portal-law.ru, advokat-malov.ru, wiselawyer.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector